РБК: Правительство может создать агентство по управлению плохими долгами

0

Концепция банка плохих долгов меняется. Вместо структуры, выкупающей долги у банков, может быть создано агентство, напрямую работающее с проблемной задолженностью предприятий.

Доклад Минфина, предлагающий правительству создание банка плохих долгов в форме агентства, которое займется проблемной задолженностью предприятий, направлен в Белый дом, сообщили РБК источник, близкий к Минфину, и источник, близкий к Минэкономики.

В докладе, по словам собеседника РБК, говорится о необходимости внести изменения в законодательство, в том числе в части банкротства предприятий, и только потом обсуждать создание самой структуры, рассказал РБК источник, близкий к Минфину.

По его словам, конкретные мероприятия, которые для этого нужны, будут определены на совещании в правительстве, но дата его проведения пока не определена. Источник также предположил, что банк плохих долгов в форме агентства может заняться оздоровлением проблемных предприятий по аналогии с Агентством по страхованию вкладов.

Согласно антикризисному плану правительства Минфин и Минэкономики к 31 января должны были подготовить предложения о создании банка или агентства плохих долгов «в целях выкупа в порядке, установленном правительством РФ, проблемных активов кредитных организаций и долгов организаций».

«Банк плохих долгов именно как банк, может быть, и не нужен», – сказал РБК источник, близкий к Минэкономразвития. По его словам, проблемы банков должны решаться инструментами ЦБ, для банков правительством уже предусмотрено 1 трлн руб. для поддержания их возможностей предоставлять кредиты. Но в случае с долгами предприятий возникает проблема в том, что они имеют долги как перед российскими банками, так и перед зарубежными кредиторами. «Банк плохих активов – это институт, который непосредственно работает с предприятиями, он может заниматься санацией предприятий, работать с кредиторами предприятий, как отечественными, так и иностранными. Приобретать долги предприятий через механизмы облигационных займов», – рассказал источник РБК, близкий к Минэкономразвития. По словам чиновника, «четкой конструкции этого института пока нет», как и понимания того, нужен ли он вообще.

Источник в Белом доме рассказал РБК, что предложения Минфина и Минэкономики возвращены в ведомства для доработки. «Хочется получить более четкие определения банка плохих долгов», – сказал собеседник РБК.

Главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин считает, что острой необходимости в создании специальной госструктуры, работающей с долгами предприятий, нет. По его мнению, главная цель – очищение балансов банков. Достичь ее можно и без помощи специального агентства. «Учитывая, что государство уже выделило средства на докапитализацию банков, разумнее постараться достичь этой цели силами самих банков. Например, скорректировать требования к банкам, которые докапитализируются через ОФЗ, путем ориентирования их не на рост портфеля, а на его качество», – сказал Надоршин.

Сложность работы банка плохих долгов будет заключаться в том, что каждый кредит, полученный компаниями от банков, выдавался на своих индивидуальных условиях, то есть решение придется искать в каждом конкретном случае, считает главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский.

По словам главного экономиста по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олега Кузмина, вряд ли стоит ожидать, что банк плохих долгов возьмет на себя реструктуризацию всей плохой задолженности, которая может образоваться из-за замедления экономки. По его расчетам, объем плохих долгов в экономике может вырасти на 500–600 млрд руб. «С учетом того что сейчас объем проблемной задолженности в банковском секторе составляет около 1,9 трлн руб., или 4,7%, мы прогнозируем рост просроченной задолженности до 6,1–6,2%», – прогнозирует он.

Резкое ухудшение качества активов может произойти при более глубокой рецессии, но проблема создания банка плохих долгов непроста и понятно, почему Минфин не хочет стать адептом этой идеи, считает директор ЦМИ Сбербанка Юлия Цепляева. По ее словам, нет ясности, кто будет оценивать активы, которые должны туда попадать, и сколько их будет. «Эта идея часто обсуждается при различных кризисах, но редко материализуется», – сказала Цепляева. Даже механизм поддержки предприятий через ВЭБ в 2009 году не являлся в чистом виде созданием банка плохих долгов: «они не сливались в одно плохое место», считает эксперт.

Юлия ПОЛЯКОВА, Петр НЕТРЕБА, Альберт КОШКАРОВ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy