Коммерсант: Кредиторы избранной очереди

0

Судостроительный банк (СБ-банк), чью лицензию ЦБ отозвал в минувший понедельник, сумел в январе расплатиться с частью своих кредиторов. Однако в то время, когда банк гасил обязательства перед ЦБ, другими банками и рядом корпоративных клиентов, его вкладчики не смогли забрать со счетов почти ничего.

О том, что СБ-банк (лицензия отозвана 16 февраля) почти весь январь не исполнял свои обязательства перед клиентами-физлицами или исполнял их в ограниченном объеме, в то время как другие его кредиторы смогли частично получить свои средства, свидетельствует январская отчетность банка. Например, в течение января полностью погасил свой долг перед ЦБ, который на 1 января составлял 9,1 млрд руб. Погашение долга произошло за счет продажи ценных бумаг, которые были обеспечением по нему. «Также в январе банк смог погасить часть привлеченных межбанковских кредитов в объеме около 6,5 млрд руб., в том числе 4,8 млрд руб. составили досрочно исполненные обязательства перед нерезидентами, кредиты от которых привлекались на срок 6-12 месяцев»,— отмечает аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин. «Банки такого уровня редко привлекают рыночные межбанковские кредиты от нерезидентов, поэтому теоретически это мог быть вывод активов»,— уточняет замдиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин. Он добавляет, что также в январе почти на 10 млрд руб., до 31 млрд руб., сократились средства небанковских организаций, то есть каким-то предприятиям удалось вывести свои средства из банка. Косвенно это можно расценивать как выполнение неких приоритетных обязательств перед заинтересованными лицами, считает господин Буздалин.

Одним из аргументов отзыва лицензии у СБ-банка, который привел ЦБ, был тот, что «в связи с потерей ликвидности банк своевременно не выполнял обязательства перед кредиторами». В январе в СБ-банк пришли с проверкой представители ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Вплоть до конца января они анализировали состояние банка, с тем чтобы оценить целесообразность его финансового оздоровления. Банк в то же время смотрели потенциальные инвесторы — по информации «Ъ», Бинбанк, Новикомбанк, банк «Югра», СМП-банк, «Российский капитал». Однако все они в итоге отказались от участия в оздоровлении СБ-банка. 26 января банк был отключен от системы БЭСП (банковские электронные срочные платежи).

Розничным клиентам СБ-банка повезло значительно меньше. Через неделю после новогодних праздников банк ввел ограничение на выдачу наличных со счетов — сначала 100 тыс. руб., потом 50 тыс. руб. Несмотря на активное желание вкладчиков забрать свои средства, объем розничных депозитов по итогам января остался практически неизменным — 21,5 млрд руб. против 22,1 млрд руб. на начало месяца. Таким образом, в отчетности СБ-банка видно, что обязательства перед физлицами за месяц практически не изменились (в силу введенных ограничений), а обязательства перед другими кредиторами сократились довольно существенно.

Отчетность банков, недавно лишившихся лицензий, демонстрирует отсутствие подобных аномальных изменений баланса перед отзывом. Так, объемы депозитов юрлиц в «Народном кредите», Спецсетьстройбанке, Банке-Т, Тюменьагропромбанке и «Волга-Кредите» оставались на уровне трех-четырех месяцев, предшествующих отзыву. В ряде случаев («Народный кредит», «Волга-Кредит», Тюменьагропромбанк) обнулялись межбанковские кредиты. Однако, так как их объемы были незначительны (десятки миллионов рублей) и выданы они были на короткие сроки, обнуление, вероятно, было связано с закрытием лимитов со стороны контрагентов.

Компаниям, получившим в январе свои средства из СБ-банка в приоритетном порядке, сильно радоваться не стоит, указывают юристы. «Вероятность признания таких сделок недействительными и, соответственно, истребования всего переданного по таким сделкам в конкурсную массу достаточно велика: сделки направлены на создание преференций одним кредиторам в ущерб интересам других»,— указывает юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев. По его словам, судебная практика последних лет в этом вопросе единодушна.

Однако если обеспеченный долг был погашен за счет обеспечения (как это было в случае долга СБ-банка перед ЦБ), то вовсе необязательно, что такая сделка незаконна, указывает господин Газдиев. «После принятых в конце прошлого года поправок к закону о банкротстве сделки по погашению кредитных обязательств получили большую защиту»,— заключает он.

Юлия ЛОКШИНА, Дмитрий ЛАДЫГИН

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy