Российская газета: Лечение для банкрота

0

Минэкономразвития подготовило поправки к закону о банкротстве для реформы процедур наблюдения и финансового оздоровления.

Предлагается сократить период их назначения и проведения, а также сместить баланс с банкротных процедур на реабилитационные. Так, должник при наличии шансов восстановить свою платежеспособность сможет просить не о признании банкротом, а о введении финансового оздоровления. «Этот институт не является новым, он уже предусмотрен действующим законодательством о банкротстве. Однако эта процедура за все время ее существования в законе применялась считаное количество раз. Объяснение этому простое: введение процедуры финансового оздоровления в текущем виде не интересно ни кредиторам, ни самому должнику. Банку проще получить удовлетворение из стоимости залога, чем восстанавливать платежеспособность должника. Недобросовестные должники также не заинтересованы в реабилитации своей компании: им проще вывести ликвидные активы на другую компанию и продолжить работать от ее имени», — отмечает Петр Шевцов, партнер адвокатского бюро ЕМПП.

Чтобы повысить устойчивость должников, в проекте закрепляется недопустимость одностороннего отказа кредиторов от исполнения обязательств или изменения условий договора из-за ухудшения финансового состояния должника. В первую очередь это затронет банки — пункт о праве требовать в таких обстоятельствах досрочного исполнения обязательств или увеличения процентной ставки традиционно входит в кредитные договоры.

Сейчас у добросовестного должника есть альтернатива: либо договориться со своими кредиторами о реструктуризации долгов до введения банкротства, либо попасть в процедуру банкротства, которая в 99% случаев закончится распродажей его имущества и ликвидацией бизнеса. «Авторы законопроекта попытались разработать третий возможный вариант действий для должника: когда договориться с кредиторами на их условиях не получается, должник может попытаться восстановить свою платежеспособность в ходе процедуры финансового оздоровления на условиях, предусмотренных законопроектом, — поясняет Петр Шевцов. — Например, должник без учета мнения своих кредиторов сможет просить суд о введении финансового оздоровления, если сможет доказать суду реальную возможность восстановления своей платежеспособности. Законопроект предусматривает интересные возможности для должника, упрощающие восстановление его платежеспособности, например, недопустимость одностороннего отказа кредиторов от исполнения обязательств или изменения условий договора из-за ухудшения финансового состояния должника».

Вадим Байбуз, старший партнер юридического бюро «Байбуз и партнеры», полагает, что злоупотребления должниками при процедуре финансового оздоровления маловероятны, так как она подразумевает под собой дальнейшую потерю акционерами контроля над должником и перехода его к кредиторам: «Практика финансового оздоровления банков является свидетельством тому. Полагаю, что законопроект исключит возможность введения должником процедуры финансового оздоровления без реального намерения осуществить ее, ставя перед собой цель путем зооупотребления правом отбиться от претензий кредиторов. Безусловно, очень опасно кардинально менять основы процедур несостоятельности в преддверии грядущей волны банкротств. «Сырой» закон еще неоднократно покажет свое несовершенство, прежде чем судебная практика определит единообразный порядок применения новых норм».

А банкам еще нужно привыкнуть к новым нормам о банкротстве физических лиц. Соответствующий закон вступит в силу менее чем через месяц. И воспользуются им в первую очередь индивидуальные предприниматели и владельцы бизнеса, попавшие в кабалу к банкам, давая поручительства за подконтрольных им юридических лиц. «Для банков банкротство этих лиц огромная трагедия. Как правило, компании, должники по кредитным обязательствам перед банками, не имеют активов и требования к поручителям являются последним шансом для банков на возврат денег», — считает Вадим Байбуз.

Должники по потребительским кредитам еще нескоро прибегнут к банкротству, так как многие из них не понимают, как проводится эта процедура, а обращаться за консультациями не каждому по карману. Впрочем, еще даже не все россияне знают о вступлении в силу с 1 июля 2015 года закона о банкротстве физических лиц. Это показал опрос Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). Только 9% россиян хорошо знают о вступлении 1 июля в силу закона о банкротстве физических лиц. Еще около трети наслышаны об этом. Более половины россиян признались, что впервые слышат об этой инициативе. «Необходимость принятия закона о банкротстве физических лиц в России назрела давно, а текущая ситуация сделала его актуальность высокой как никогда и для кредиторов, и для должников, — комментирует результаты опроса Сергей Антонян, руководитель исследовательских проектов НАФИ. — Вместе с тем готовность обычных граждан к осуществлению процедур банкротства вызывает вопросы, поскольку для них характерен низкий уровень финансовой грамотности и ответственности».

Елена БЕРЕЗИНА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy