РБК: Возвращение в 2000 год: чего ждать при паритете доллара и евро

0

Для российских властей, банков и потребителей эффект слабого евро будет разнонаправленным. Пострадают резервы и бюджет – но подешевеют европейские товары и туризм в странах ЕС.

Евро как жертва ожиданий

На фоне обрушения рубля в конце 2014 года и взрывного укрепления швейцарского франка в январе 2015-го падение евро относительно доллара оставалось относительно незаметным. Однако после стабилизации российского рынка и, наоборот, усиления темпов падения в паре евро-доллар причины, механизм и последствия ослабления единой европейской валюты стали интересны для широкой публики.

Сразу следует отметить, что риски распада еврозоны и нового раунда долгового кризиса, о которых так много сейчас спорят, сами по себе не определяют ситуацию с курсом евро. На пике греческого кризиса в 2011-2012 годах, когда на кону стояли сотни миллиардов долларов, переговоры шли месяцами и судьбы еврозоны висели на волоске, евро был значительно сильнее, чем сейчас, когда на «усмирение» нового греческого премьера Ципраса потребовалось менее двух недель. Здесь, как и в почти любой ситуации валютного разворота, ключевую роль играют реальные процентные ставки и, самое главное, то, каковы ожидания в их отношении у инвесторов и широкой публики.

Вследствие слабого экономического роста в еврозоне инфляция уже стала отрицательной; но вследствие усилий денежных властей и обострившихся страхов инвесторов стали отрицательными даже номинальные процентные ставки. В результате инвестировать в активы, номинированные в евро, в среднесрочном периоде стало довольно бессмысленным для инвесторов, у которых нет таких обязательств. Более того, запущенная программа «количественного смягчения» со стороны ЕЦБ обещает сохранение такой ситуации минимум до конца 2016 года.

В США, с другой стороны, наблюдается достаточно здоровый рост, который вместе с сокращением безработицы уже привел к свертыванию программ выкупа активов. Процентные ставки, несмотря на умеренно растущий долг, остаются невысокими (около 2,1% по 10-летней бумаге против 1,5% летом 2011 года), но они существенно выше, чем 0,2% по государственным облигациям Германии или 1,1% по долгу Италии.

Ожидания роста ставки ФРС, суверенных и корпоративных ставок в США на фоне улучшения в экономике и относительно низкой инфляции создают эффект воронки: приток инвестиций способствует укреплению доллара, что, в свою очередь, стимулирует новые инвестиции, усиление экономической активности и новый раунд укрепления американской валюты. При нынешних темпах реализации этих ожиданий выход доллара на паритет с евро становится весьма вероятным уже в начале второго квартала 2015 года – хотя еще несколько месяцев назад эта перспектива казалась отдаленной.

Эффект для бизнеса, власти и потребителей

Насколько серьезное ослабление может ждать евро? Старожилы помнят 2000 год, когда введенный в оборот всего годом ранее евро упал с $1,15 до $0,85. Соотношение текущих и ожидаемых процентных ставок позволяет говорить, что евро будет находиться устойчиво ниже паритета к концу года. И если в целом посмотреть на историю соотношений доллара и евро (а до 1999 – немецкой марки или французского франка), то на отрезках в годы и десятилетия колебания курсов могут быть довольно велики. То есть нынешнее ослабление евро вряд ли стоит считать событием из ряда вон выходящим.

Поэтому валютные спекуляции стоит оставлять профессионалам, а мирным гражданам колебания курсов лучше воспринимать как внешний фактор – что-то вроде погоды. Один из богатейших людей в мире Уоррен Баффет может позволить себе брать миллиардные кредиты в евро, чтобы купить на эти деньги долларовые активы и заработать на падении одной валюты и росте другой. Но ни у среднего россиянина, ни у среднего американца нет таких ресурсов, и они значительно более уязвимы к валютным рискам (чему пример – сложное положение российских валютных ипотечников).

Для российских властей, банков и потребителей эффект слабого евро будет разнонаправленным. С одной стороны, пострадают международные резервы, средства ФНБ и Резервного фонда, инвестированные в номинированные в евро активы. Претензии к управляющим тут предъявлять не стоит – валютная структура резервов отражает структуру внешней торговли и долга и требует диверсификации. Спекуляции здесь неуместны – но в данном случае традиционно измеряемые в долларах США резервы будут потрепаны только в результате переоценки.

Обязательства российских компаний и банков, выраженные в евро, не столь велики, так что в этой сфере эффект будет незначительным. При этом сильный доллар, скорее всего, будет способствовать сохранению низких цен на сырьевые товары, что достаточно плохо для российского бюджета. С другой стороны, подешевеют европейские товары, туризм в страны еврозоны и страны с валютами, привязанными к евро (в первую очередь в Болгарию и Черногорию). Это несколько подсластит прошлогоднюю девальвацию.

Антон ТАБАХ

Автор — директор по региональным рейтингам и инфраструктурным проектам агентства «Рус-Рейтинг», доцент НИУ ВШЭ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy