РБК: Кредит «Отчаянный»: как россияне избавляются от валютных займов

0

Девальвация рубля сильнее всего ударила по валютным заемщикам. Их платежи по кредитам выросли почти вдвое. У банков нет единого подхода к решению этой проблемы, и каждому клиенту они предлагают индивидуальные условия. РБК Quote поговорил с заемщиками, чтобы понять, как они решают свои проблемы сегодня.

Ситуация с валютными кредитами россиян стала обостряться с начала 2014 года. К марту, когда Совет Федерации одобрил возможное применение российских вооруженных сил на Украине — доллар вырос с 32,7 до 36,6 руб. А к концу года — до 65,5 руб. На столько же выросли платежи в рублях по валютным кредитам. В самой тяжелой ситуации оказались те, кто брал кредит в валюте на покупку квартиры. По оценке Движения валютных заемщиков, таких в России сейчас около 50 тыс. человек.

В январе 2015 года Центральный банк России рекомендовал кредитным организациям рассмотреть вопрос о конвертации валютной ипотеки в рубли по курсу на 1 октября 2014 года — 39,38 руб./долл. и рыночным ставкам. Однако банки не спешат прислушиваться к советам регулятора и рассматривают каждую заявку индивидуально.

При этом банки учитывают характер тех сложностей, с которыми столкнулись заемщики и то, насколько дисциплинированно они обслуживали кредит, сказано в комментарии ЮниКредит Банка для РБК Quote. «Отказ будет получен, если клиент регулярно не исполняет свои обязательства», — сообщила пресс-служба «Хоум кредит Банка». Кредитные организации могут предложить два варианта решения проблемы — либо рефинансировать кредит, то есть перевести его из валюты в рубли (о том, в каких случаях это выгодно, читайте здесь http://quote.rbc.ru/person/2014/12/05/34272274.html), либо реструктурировать, то есть изменить условия погашения кредита. В это понятие входят и так называемые «кредитные каникулы» — мораторий на погашение кредита или процентов на некоторый срок, — и снижение ежемесячного платежа за счет увеличения срока кредита.

РБК Quote поговорил с конкретными заемщиками, чтобы понять, как они решают свои проблемы сегодня.

Последний вагон

Выход: перевод валютного кредита в рубли

Сумма кредита — $270 тыс., год получения — 2008, ставка — 10,5%, срок — 30 лет

Специалист по связям с общественностью Елена Шишкунова взяла долларовый ипотечный кредит в конце августа 2008 года, за пару недель до обвала мировых финансовых рынков, начавшегося с банкротства американского инвестбанка Lehman Brothers.

Банк Москвы, куда Елена обратилась тогда за кредитом, предложил ставку 10,5% годовых в долларах на 30 лет. Ежемесячный платеж в $2470, казалось тогда Шишкуновой, был вполне по силам ей и ее мужу, менеджеру проекта в крупной интернет-компании. В день выдачи кредита доллар стоил 24 руб., а уже спустя полгода — в феврале 2009 года — почти 36 руб. Нагрузка на семейный бюджет выросла с 60 тыс. руб. до 89 тыс. руб. — почти на 50%.

«Мы с мужем, конечно, расстроились, — рассказывает Шишкунова, — но продолжали платить по кредиту, делать было нечего». К концу 2009 года страсти на финансовых рынках улеглись, да и кризис затронул Россию по касательной. Доллар подешевел до 31,5 руб. и находился около этой отметки вплоть до начала 2014 года. Слегка напуганные прошлым кризисом Шишкунова с мужем все это время думали о рефинансировании кредита, но до реальных действий руки не доходили — их пугала возможная бумажная волокита. За это время Банку Москвы самому потребовалась санация, и он перешел под контроль группы ВТБ.

Подать заявку на рефинансирование кредита Елена решилась лишь спустя шесть лет, когда в начале октября 2014 года доллар после очередного скачка добрался до отметки 40 руб. Шишкунова с мужем выплачивали кредит досрочно, как это раньше часто делали валютные заемщики, и к октябрю ежемесячные платежи удалось снизить до $1535, а срок погашения кредита сократить на 14 лет — до 2024 года.

В Банке Москвы заемщиков отправили в ВТБ24. Там Шишкунову попросили представить справку с работы, в которой был бы указан размер годовых доходов, и предложили 4,5 млн руб. по ставке 12,8% на 10 лет. Пока банк рассматривал заявку — а это продолжалось около месяца, — доллар вырос до 46 руб.

Необходимая для погашения долларового кредита сумма выросла примерно на полмиллиона рублей. «Мы начали судорожно искать эти деньги — выгребали их с разных карт, искали заначки. Я помню, что на моей зарплатной карте не осталось вообще ничего», — рассказывает Шишкунова. Еще ей пришлось найти около 20 тыс. руб. на оформление кредитного договора в регистрационной палате и услуги нотариуса.

В тот день, когда был погашен кредит в долларах, настроение было просто ужасным, признается Елена. «Мне казалось, что мы слишком долго тянули и уже пропустили все сроки, когда рефинансировать кредит можно было на приличных условиях», — вспоминает она. Правда, в декабре, когда случился «черный вторник» и доллар достигал отметки 80,1 руб., она себя стала чувствовать намного лучше. «Я поняла, что еще легко отделалась», — говорит Шишкунова.

А процесс перевода ипотеки в рубли в итоге оказался не таким сложным, как ей представлялось, — в общей сложности Елена приезжала в банк три раза. Еще пришлось съездить к нотариусу и отвезти договор на оформление в регистрационную палату.

Искусство переговоров

Выход: реструктуризация кредита

Сумма кредита — $140 тыс., год получения — 2007, ставка — 10,5%, срок — 20 лет

Предприниматель Руслан (он просил не упоминать свою фамилию в статье) взял долларовую ипотеку в декабре 2007 года. Риски резких перепадов курса его не пугали, а гасить кредит он предполагал из средств, которые получал от сдачи в аренду другой квартиры.

До 2014 года эта схема работала без перебоев, мыслей о том, чтобы изменить условия по кредиту, у Руслана не возникало. Несмотря на то что после 2008 года курс доллара вырос на 4 руб. по сравнению с курсом, при котором был заключен кредитный договор, предпринимателю удавалось гасить кредит досрочно и сократить ежемесячный платеж с $1500 до $620.

Но в 2014 году у Руслана начались проблемы с бизнесом — его несколькими небольшими торговыми предприятиями. К тому же за последний год ежемесячный платеж в рублях вырос на 75% — с 20,5 тыс. руб. в январе 2014 года до 35 тыс. руб. в декабре. Доходов от сдачи в аренду другой квартиры перестало хватать, предприниматель обратился в банк.

Я сообщил, что мне не хватает денег, чтобы погашать платеж по новому курсу, и предложил найти какой-то выход», — рассказывает Руслан. В ЮниКредит Банке, где был оформлен заем, бизнесмену предложили реструктуризацию, по условиям которой платеж будет снижен на $120, до $500 в месяц, а срок кредита увеличится на восемь лет. Руслан согласился на этот вариант.

«Я не первый день занимаюсь бизнесом, и знаю, как нужно вести переговоры, — уверенно говорит Руслан. — Я объяснил, что если банк пойдет мне навстречу, то я доплачу свой кредит. А если нет, то они так никогда и не вернут деньги». Несмотря на то что заявка была подана еще в середине декабря, банк до сих пор не оформил документы, а задержку объясняют валом заявок от других клиентов, но обещают подписать все документы до конца этого месяца, рассказывает предприниматель. На бумажную волокиту Руслан не жалуется — для подачи заявки ему нужно было заполнить только форму банка.

Замороженный кредит

Выход: отказ от погашения кредита

Сумма кредита — $90 тыс., год получения — 2008, ставка — 13%, срок — 20 лет

Светлана Оникэ, экономист в строительной фирме, получила одобрение заявки на ипотечный кредит в долларах в апреле 2008 года. Заемщики часто выбирали именно валютный кредит из-за более низких ставок. Тогда она составляла 8–9% годовых против 14–15% годовых в рублях. Но Оникэ пришлось брать в валюте под 13% — у нее не было средств на первоначальный взнос.

Как это вышло? «Все банки, в которые мы обращались за рублевым кредитом, отказывали нам. А в агентстве недвижимости предложили попробовать обратиться за кредитом в долларах. И нам повезло, по крайней мере так тогда казалось, — «Хоум кредит Банк» согласился выдать долларовую ипотеку», — рассказывает свою историю Оникэ.

По ее словам, в тот момент и у нее было полное ощущение стабильности — казалось, что резкий рост курса доллара практически невозможен. Ощущение это полностью исчезло в сентябре 2008 года. Ежемесячный платеж по кредиту составлял $1055. И вместо 25 тыс. руб., на которые рассчитывала семья Оникэ, в течение нескольких лет пришлось платить 30–35 тыс. руб.

«До 2014 года мы еще справлялись. Но в феврале мне пришлось обратиться в банк за кредитными каникулами», — рассказывает Светлана.

К росту курса доллара добавились личные проблемы. В 2013 году Светлана родила третьего ребенка и ушла в декрет. А в феврале 2014-го развелась с мужем, гражданином Молдавии (Оникэ — фамилия мужа), который к тому же отказался платить алименты и перестал выходить на связь. С этого момента доходы семьи формировались в основном из пособий на содержание детей и составляли 30 тыс. руб. Тогда банк в предоставлении отсрочки по платежам отказал.

К сентябрю 2014 года Оникэ оказалась на мели — младшему ребенку исполнилось полтора года, декретные выплаты снизились, а старшему исполнилось 18 лет, и на него перестали платить пособие. Ее официальные доходы снизились до 4,5 тыс. руб. «До сентября мне помогала сестра, но потом и ей перестали платить премию. С тех пор мы бились как могли: что-то мы продали, я начала вязать на заказ. С конца января нам начал помогать благотворительный фонд — давать продукты и одежду для детей», — рассказывает Светлана.

Тогда же Светлана перестала вносить ежемесячные платежи по своему кредиту. А уже спустя три месяца — в декабре — банк отправил ей уведомление о возврате полной суммы долга. Благодаря активности сообщества долларовых ипотечников переговоры с банком продолжись, и Светлане предложили рефинансировать ипотеку в другом банке по курсу 45 руб./долл.

«Этот вариант для меня тоже неприемлем, ведь платеж составит около 50 тыс. руб. У меня физически нет таких денег», — объясняет Оникэ. Она по-прежнему не платит по ипотеке и ждет, что будет дальше. Единственная ее надежда — на правительство, которое может принять какие-то меры для помощи валютным заемщикам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Еще она планирует выйти из декретного отпуска на работу. «В соцзащите мне пообещали оформить младшего ребенка в садик без очереди. Когда это произойдет, я собираюсь сразу же возвращаться на работу», — говорит Оникэ.

По ее словам, когда она брала валютную ипотеку, она не могла представить, что рубль настолько обесценится. «Мы рассчитывали на риски, но не на такие. Если бы скачок курса не был таким резким, то мы бы справились», — уверена экономист.

Александра КРАСНОВА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy