РБК: Эксперты назвали нереализуемыми планы правительства на три года

0

Минэкономразвития хочет ускорить экономику до среднемировых темпов к 2018 году, говорится в «Основных направлениях деятельности правительства». Несколько задач из документа эксперты назвали заведомо нереалистичными.

Мечты о высокой производительности

В разделе о поддержке бизнеса «Основных направлений» (ОНДП) предусмотрено повышение к 2018 году производительности труда в 1,5 раза по сравнению с 2011 годом, а также создание 25 млн высокопроизводительных рабочих мест. Эта мера предусмотрена знаменитыми майскими указами президента 2012 года, однако на данный момент является «совершенно нереалистичной», считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

Согласно ОНДП решению этой задачи поспособствует развитие транспортной и энергетической инфраструктуры, в том числе с использованием пенсионных накоплений, а также создание условий для привлечения частных инвестиций. По мнению Гурвича, этого не случится. «В лучшем случае к этому году будет рост производительности труда к 2011 году где-то на 8% к ВВП, более реалистично — 4–5%», — сказал он.

«25 млн рабочих мест — можно забыть, нет ни инвестиций достаточных, ни менеджерской силы, ни технологий — все под санкциями», — вторит Игорь Юргенс, председатель правления фонда «Институт современного развития». Рост производительности труда обеспечивают технологии и рабочая сила, а в России не растет ни то, ни другое, скептичен он: «Поэтому как лозунг — замечательно, как реально достижимая цель — нет».

Другие задачи теоретически можно было бы реализовать, но при условии политической воли на самом высоком уровне, считают эксперты. Среди таких направлений деятельности — ограничение тарифов естественных монополий, улучшение делового климата, резкое снижение числа проверок, превращение правоохранительной системы в «одного из ключевых гарантов защиты прав собственности».

Приватизировать всё

В рамках повышения эффективности управления госсобственностью основным подходом будет выход государства из непрофильных активов, говорится в проекте ОНДП. Предусмотрено завершение приватизации объектов нестратегического назначения к 2018 году. Поверить в это сложно, хотя и хочется, говорит Юргенс.

В правительстве в конце прошлого года признали, что снижение присутствия государства в экономике будет сложно реализовать в неблагоприятной экономической ситуации. В декабре глава Росимущества Ольга Дергунова сообщила, что в ближайшие три года из-за замедления спроса возможны риски для любой рыночной сделки с госактивами — как с крупными, там и с теми, что идут в «массовой» приватизации. Но это не означает, что приватизации не будет, оговаривалась она.

Планы по приватизации в 2014 году уже не удалось реализовать полностью: так и не состоялась крупнейшая из запланированных сделок — по продаже пакета «Ростелекома» (она должна была принести в бюджет львиную долю в доходах от приватизации — около 150 млрд руб. при общем плане в 196 млрд). Сделка по приватизации «Ростелекома» не включена в план приватизации на 2015 год, но государство должно выйти из актива до конца 2016 года, говорила Дергунова на заседании общественного совета при Минэкономразвития 24 марта. Запланированные продажи пакетов «Совкомфлота» и «Аэрофлота» в 2014 году также не состоялись.

Президент поможет

Согласно ОНДП, рост регулируемых тарифов планируется ограничить, сориентировав на целевые показатели Банка России по инфляции. Будет ли это сделано — трудно сказать, отмечает Гурвич: пока у ЦБ есть только долгосрочный ориентир по инфляции — 4% в 2017 году. У естественных монополий есть резервы для сдерживания тарифов на таком уровне, но им придется их задействовать полностью, продолжил эксперт.

«Это вопрос политической воли, руководителя правительства и его коллег, а дальше — воли президента — это фактор номер один в реализации той или иной стратегии», — добавляет Юргенс. Ориентировать тарифы на таргетируемую инфляцию — самое разумное, что можно сделать, считает он: «Сдержав инфляцию и под это подверстав государственные расходы и все остальное, мы снимаем бремя с потребителя, улучшаем его жизнь, запускаем потребительский спрос, а это сейчас наш единственный драйвер».

Другие пункты проекта посвящены улучшению делового климата: в частности, пересмотр наиболее обременительных требований к бизнесу, резкое снижение числа проверок за счет внедрения нового риск-ориентированного подхода, а также исключение «незаконной практики использования органов правопорядка в целях недобросовестной конкуренции». «Этот вопрос трудно решить быстро, но при наличии серьезной политической воли на уровне президента можно», — говорит Гурвич.

Наибольшее беспокойство бизнесу доставляют проверки органов МЧС, ответственных за пожарный надзор, и налоговой службы, далее идут Ростехнадзор, ФАС, Росприроднадзор и Рос­потребнадзор, говорил ранее РБК управляющий директор по корпоративным отношениям РСПП Александр Варварин со ссылкой на данные опроса союза. «За последние два года плановые проверки проходили почти в 93% опрошенных компаний, внеплановые — в 48,3%, в 2014 году число проверок возросло, говорить о снижении контрольно-надзорного давления на бизнес, к сожалению, не приходится», — признавал он.

Снижение числа проверок «идет волнами», добавляет Гурвич: «Реально на некоторое время сократить, но боюсь, через некоторое время все может вернуться на круги своя, как уже происходило раньше».

«Мы каждый день слышим, как президент и другие высшие должностные лица ездят по различным расширенным коллегиям министерств и ведомств, правоохранительных органов и призывают к этому. В ответ органы сообщают о сокращении, но жизнь показывает другое», — отмечает Юргенс. С другой стороны, отмечает он, поведение самих предпринимателей не всегда образцовое.

Главное — практика

В ОНДП прописано, что к 2016 году будет полностью реализована национальная предпринимательская инициатива, которая позволит существенно улучшить деловой климат. Ее реализацию 21 апреля в качестве успешного примера работы привел премьер-министр Дмитрий Медведев. Инициатива состоит из 11 показателей, характеризующих ведение бизнеса в России, включая подключение к сетям, регистрацию собственности и предприятий, качество госрегулирования, налоговое законодательство и другое. По этим показателям, согласно информации на сайте Агентства стратегических инициатив, фактическое исполнение показателей составляет от 22% от целевого показателя (по налогам) до 89,7% (по развитию оценочной деятельности).

Вопрос с законодательным обеспечением выполнения этих показателей может быть решен уже в этом году, не исключает глава «Деловой России» Алексей Репик. Причина, по которой степень выполнения показателей «дорожных карт» далека от 100%, в том, что работа над основной массой законопроектов пришлась именно на весеннюю сессию Госдумы. «В этом году вся необходимая законодательная база будет сформирована», — говорит он.

Чтобы выполнить еще один пункт плана — занять 20-е место в рейтинге Doing Business, как того требует майский указ президента, Россия должна за три года подняться в рейтинге на 42 строчки. В последнем рейтинге она занимает 62-е место. В 2015 году, согласно указу президента, нужно оказаться на 50-й строчке. Необходимость улучшения позиции в Doing Business стало одной из причин отказа бизнес-объединениям в изменении Налогового кодекса за счет включения в него ряда неналоговых платежей, которые по сути являются налогами. Расширение числа налоговых платежей приведет к формальному увеличению нагрузки и как результат — к ухудшению позиций России в рейтинге.

Елена МАЛЫШЕВА, Яна МИЛЮКОВА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy