Коммерсант: Санкции заклеят облигациями

0

Только недавно утвержденная программа поддержки банков за счет ОФЗ вновь трансформируется. Теперь в нее предлагается включить отдельные санкционные банки, не соответствующие формальным требованиям к капиталу, дать определенные привилегии госбанкам и усилить контроль за расходованием средств господдержки. Рыночным является лишь последнее предложение, указывают эксперты. А точечная поддержка санкционных банков и вовсе идет вразрез с заявленной целью программы — антикризисной поддержкой экономики.

Вопрос внесения изменений в порядок докапитализации банков за счет ОФЗ вчера рассматривал совет директоров Агентства по страхованию вкладов (АСВ). На повестку дня, по данным «Ъ», были вынесены три вопроса. Ключевым источники «Ъ» называют предложение о расширении списка банков, допущенных к докапитализации за счет тех кредитных организаций, которые не соответствуют требованию к минимальному капиталу (свыше 25 млрд руб., установлено в действующем порядке), но на 1 января 2015 года находились под международными санкциями (или под санкциями были их владельцы). Такие игроки, согласно предложенным поправкам, могут обратиться в АСВ за докапитализацией с обоснованием ее необходимости и описанием влияния санкций на банк. При этом речь идет не обо всех предпринятых в отношении российских банков санкциях, а лишь о тех из них, которые связаны с ограничениями на совершение сделок с имуществом банков или их владельцев за рубежом,— то есть о наиболее жестких санкциях.

Еще одно предложенное вчера изменение — отказ в отношении госбанков—получателей ОФЗ от требования к их дополнительной докапитализации после получения ОФЗ за счет владельцев (по действующему порядку им надо внести в банк не менее половины от полученной господдержки). Третья новация — даже если в список банков, имеющих возможность докапитализироваться за счет ОФЗ, входят несколько банков одной группы, а физически поддержку получает лишь головной банк, то соглашения о мониторинге деятельности со стороны АСВ заключается со всеми банками группы. Эта поправка призвана ужесточить надзор за рисками неконтролируемого внутригруппового перераспределения и использования средств господдержки.

Как сообщили источники «Ъ», по итогам заседания совета директоров АСВ текст поправок в предложенном виде согласован не был. Однако, по данным «Ъ», принципиально ключевой вопрос — докапитализация санкционных банков — все же был одобрен. Не вызвала разногласий и норма об ужесточении контроля за расходованием средств полученной господдержки. Вопросы в ходе обсуждения возникли в отношении освобождения государства от дополнительной капитализации прямо или косвенно подконтрольных ему игроков. И, по данным «Ъ», исходили они от Минфина. Получить там комментарии вчера не удалось. В результате, по сведениям «Ъ», текст поправок будет доработан и в скором будущем представлен на новое утверждение. В АСВ от комментариев отказались.

Если исходить из того, что вопрос поддержки санкционных банков, по словам собеседников «Ъ», «решенный», в выигрыше окажется СМП-банк (находится и под европейскими, и под американскими, включая самые жесткие, санкциями), подконтрольный братьям Аркадию и Борису Ротенбергам. Его капитал немного не дотягивает до требуемого для докапитализации минимума (на 1 января составлял 18,9 млрд руб. по «Базелю-3»), а основой бизнеса является корпоративное кредитование (декларируемая властям цель и одно из условий предоставления банкам ОФЗ в капитал — поддержка реального сектора экономики). По данным российской отчетности СМП-банка на 1 января, корпоративным клиентам было выдано 105 млрд руб., розничным — 8 млрд руб. При этом почти половина (более 48%) корпоративного портфеля приходилась на кредиты госпредприятиям. В СМП-банке отказались от комментариев.

Вторым получателем ОФЗ по новым правилам мог бы стать РНКБ (капитал по «Базелю-3» на 1 января — 2,9 млрд руб.). В отношении него действуют жесткие европейские санкции за активную работу на территории Крыма, способствующую его интеграции в РФ.

В регионе это крупнейший российский игрок, также кредитующий реальный сектор, хотя в абсолютных цифрах его кредитный портфель невелик (портфель корпоративных кредитов на 1 января почти достиг 2 млрд руб., розничных — 1,8 млрд руб.). При этом, хотя РНКБ активно и кредитует розницу, условию действующего порядка о том, что ее доля в активах не должна превышать 40%, банк соответствует (активов у него порядка 30 млрд руб., значительная часть вложена в долговые бумаги, размещена на межбанке или находится в кэше). В РНКБ возможность докапитализации через ОФЗ оценивают позитивно. «Банк готов рассмотреть возможность докапитализации через ОФЗ и в случае необходимости воспользоваться ею. Внесенные поправки помогут устранить некоторые ограничения, возникшие в связи с введением санкций со стороны ряда зарубежных стран, и позволят банку более активно осуществлять финансовую поддержку проектов по развитию Крыма и Севастополя и увеличить кредитование экономики КФО»,— заявили «Ъ» в пресс-службе РНКБ.

Остальные санкционные банки из тех, что не соответствуют требованиям по капиталу для получения ОФЗ (Азия-банк, Мир бизнес банк, Темп-банк), вряд ли выиграют от изменения правил предоставления господдержки. В отношении них действуют санкции другого порядка, кроме того, вряд ли можно говорить о заметном кредитовании через них реального сектора. Таким образом, принципиально одобренная вчера поддержка санкционных банков будет носить точечный адресный характер.

Многие участники рынка и эксперты считают такой подход неверным. «Изначально суть докапитализации банков через ОФЗ была в поддержке через банки экономики, а вовсе не отдельных санкционных банков, которым и так уже была оказана отдельная поддержка. Новый подход эту идею искажает и рыночным не является, если называть вещи своими именами»,— говорит вице-президент ФБК Алексей Терехов. Идея отказа от дополнительной докапитализации госбанков их владельцем в лице государства после получения ОФЗ также, по его мнению, неоднозначна. «С одной стороны, это понятная попытка сократить нагрузку на бюджет, с другой — она создает госбанкам нерыночное преимущество,— расссуждает он.— Тогда правильнее было бы выделить госбанки в отдельную категорию и поддерживать их за счет госсобственников, а программу ОФЗ отдать частным игрокам». По мнению господина Терехова, правильным было бы не заниматься приближением изначально рыночной программы к чьим-то частным интересам, а разработать, как контролировать эффективное расходование огромных средств внутри нее.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Денис СКОРОБОГАТЬКО

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy