Коммерсант: Россию выталкивают за инвестиционный порог

0

Международное агентство Moody`s последним из трех ведущих рейтинговых агентств снизило рейтинг России на одну ступень, до уровня Baa2. В агентстве фиксируют негативное влияние санкций, введенных в отношении российских банков и компаний, и предупреждают о потерях в связи с дальнейшим ослаблением рубля: девальвация валюты обойдется экономике слишком дорого, считают в Moody`s. Снижение этого рейтинга может быть не завершением, а началом нового раунда снижения суверенных рейтингов России; главный аргумент Moody`s — слабость рубля при снижении нефтяных цен — может быть аргументом и для Standard & Poor`s, которое опубликует оценку платежеспособности РФ в конце начавшейся недели.

Рейтинговое агентство Moody`s Investors Service пересмотрело кредитную оценку госдолга России в сторону понижения — с Baa1 до Baa2, от неинвестиционного уровня РФ теперь отделяет одна ступень, прогноз по рейтингу — негативный. Новый рейтинг сопоставим с оценкой агентства Fitch, опубликованной в конце июля (BBB, прогноз негативный), но по-прежнему на одну ступень выше оценки, выставленной другим международным агентством Standard & Poor`s еще в апреле 2014 года (BBB-), ближайший пересмотр рейтинга по версии S&P намечен на конец этой недели.

В Moody`s указывают, что по сравнению с июнем 2014 года, когда комитет агентства воздержался от изменения рейтинга, новой угрозой кредитоспособности РФ стало расширение санкций США и ЕС в отношении российских госбанков и крупнейших компаний ТЭКа. Эти ограничения, по оценке Moody`s, уже привели к снижению инвестиционной активности, а запрет на поставки оборудования для нефтяной отрасли скажется на сокращении добычи углеводородов в перспективе пяти лет.

Напомним, в апреле-августе 2014 года угроза, связанная с эмбарго на поставки преимущественно американской (по месту производства или сборки и в большей степени по юрисдикции компаний-владельцев патентов на технологии в нефтяной отрасли) техники и технологий для нефтегазовой отрасли, еще, по сути, не оценивалась рейтинговыми агентствами. Информации о том, насколько серьезными будут ограничения, по существу, не было; до лета 2014 года российские компании склонны были вообще отрицать будущее влияние на российский ТЭК этих ограничений. Первое серьезное публичное выступление по этому поводу состоялось в сентябре 2014 года — в Сочи на встрече с Дмитрием Медведевым крайне резко описывал ситуацию глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, причем его выступление сильно удивило премьер-министра. В октябре 2014 года Минпромторг начал разработку программы частичного замещения импорта в ТЭКе (китайскими и российскими разработками) — однако успешность или неуспешность этой программы будет понятна именно тогда, когда станет ясен и полный масштаб влияния технологического эмбарго на РФ.

Сильнее всего, однако, российская экономика (а, значит, и рейтинги) в краткосрочной перспективе страдает от ограничения доступа к зарубежным кредитам: наряду с оттоком капитала и низкими ценами на нефть этот фактор из-за ослабления рубля является основной угрозой состоянию международных резервов РФ, значительный объем которых, в свою очередь, является ключевым условием сохранения рейтинга, фиксируют в агентстве. Заметим, с начала года резервы сократились на 11%, до $454 млрд. Из-за невозможности рефинансировать полученные кредиты снизить объем внешней задолженности пришлось и российским банкам. По данным ЦБ РФ, их долг суммарный долг перед зарубежными кредиторами снизился с начала года на $105 млрд (до $192 млрд), большая часть сокращения пришлась как раз на третий квартал. «Фактически все внешние рынки сегодня закрыты»,- заявлял еще в сентябре глава Сбербанка Герман Греф, указывая на потребность банков в переходе на внутреннее финансирование. До конца текущего года российским заемщикам, в том числе корпоративным, придется сократить объем долга еще на $150-160 млрд (с текущих $680 млрд), оценивал ранее министр экономики Алексей Улюкаев (см. материал на стр. 9). Во многом меры по сохранению бизнеса через выплаты внешнего долга и отражаются на российском рубле.

Отметим, рейтинговое действие Moody`s с сегодняшнего дня должно само по себе стать фактором для дальнейшего снижения рубля даже без падения нефти — но в большей степени этот фактор будет играть в случае, если к Moody`s с переоценкой перспектив платежеспособности экономики РФ присоединится S&P, а затем Fitch. Модели, по которым рейтинговые агентства оценивают платежеспособность России, схожи, изменения ее платежеспособности за лето S&P ранее в оценки не включало.

То, что Moody’s сохранила прогноз рейтинга РФ негативным,- в этом плане скорее плохой сигнал, из этого, очевидно, следует, что рейтинговые агентства в целом считают риски экономики России пока реализовавшимися не полностью.

Компенсировать потери от уже состоявшейся девальвации рубля (минус 20% с начала года, минус 13% за последний квартал) не сможет и улучшение торгового баланса: профицит текущего счета покрывает не более 60% оттока капитала из страны за три квартала этого года ($85 млрд), подсчитали в Moody’s. Положительного эффекта от импортозамещения в агентстве также не ждут: темпы роста ВВП продолжат снижаться, и в следующем году спад может составить 1% (после роста на 0,5% в этом году), заявила агентству Bloomberg аналитик агентства Moody’s Кристин Линдоу. «Чем дольше продлятся санкции, тем больше будут потери от снижения инвестактивности и потребления и, как следствие, промышленного выпуска»,- заключают в Moody’s.

Напомним: Россия обладает сейчас, по оценкам МВФ, наименьшим внешним долгом среди всех стран-нефтеэкспортеров, в десятке крупнейших экономик мира у нее самый низкий внешний долг — даже увеличение его в несколько раз сохранит «закредитованность» России на уровне ЕС. Но проблемой является, с одной стороны, невозможность «закредитоваться», то есть занять на внешнем рынке ресурсы для восстановления инвестиций, с другой стороны — опасность снижения суверенного рейтинга до неинвестиционного уровня. Последнее сделает невозможным приток неспекулятивного капитала в РФ в течение нескольких лет, частные инвесторы традиционно крайне осторожно инвестируют в «неинвестиционные страны» с точки зрения «рейтинговой тройки», а для крупных институтов коллективных инвестиций США и ЕС (равно как и наиболее ориентированных на Запад аналогичных институтов Азии) такие инвестиции будут невозможны согласно мандатам фондов. Уход России обратно за «инвестиционный порог», очевидно, может иметь и внутриполитическое, и внешнеполитическое измерение. Даже рост цены нефти и краткосрочная стабильность рубля на этой неделе вряд ли что-то изменят: все изменения, которые повлияют на будущий рейтинг РФ в рейтинге S&P, уже произошли.

Вы за каким рейтингом следите?

Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы, член Экономического совета при президенте РФ:

— Самым авторитетным рейтингом считается Standard & Poor’s. Moody’s, наверное, второй. Думаю, сейчас рейтинг привели в соответствие с ожиданиями инвесторов. Такое снижение может существенно сказаться на стоимости заимствований для всех, кто привлекает капитал. Сможем ли мы вернуть свои позиции, зависит от цен на нефть, геополитической ситуации и роста российской экономики. Если нефть ввернется к $100, санкции будут сняты, а экономика начнет расти, тогда, думаю, да.

Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей:

— Промышленнику никакие рейтинги не нужны. Они интересуют скорее банкиров, которые хотят получить займы под меньшие проценты. Но, учитывая, что многие наши банки сейчас вынуждены кредитоваться внутри страны, а не за рубежом, наверное, и им эти рейтинги особо не нужны. Российское рейтинговое агентство, идея создания которого еще недавно обсуждалась, нужно, только если оно будет оказывать преимущество Таможенному союзу с точки зрения привлечения новых партнеров. А для пиара оно не нужно.

Арсен Каноков, член комитета Совета федерации по международным делам:

— Я больше доверяю российским рейтингам. Мы лучше знаем, что у нас происходит. Думаю, вообще увлекаться рейтингами нельзя, тем более когда такие проблемы в мировой экономике, плюс санкции. В такие периоды очень трудно делать оценки. Тем более есть опасность предвзятости западных агентств. Сейчас Запад хочет показать, что введенные против нас санкции работают, и с учетом этого могут быть и спекуляции с рейтингами.

Алексей Девятов, главный экономист «Уралсиб Кэпитала»:

— Не думаю, что это снижение на что-то серьезно повлияет. Это запоздавшая реакция, и инвесторы уже учли все геополитические события. Для российских компаний доступ на зарубежные рынки кредитования и так фактически закрыт. Что же касается суверенного долга, то там есть определенные возможности для заимствований, но опять же из-за санкций ставки находятся на достаточно высоком уровне, и Минфин по ним занимать не готов.

Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации:

— Международные рейтинги для того и существуют, чтобы на них обращать внимание. Не за красивые же глаза они присваиваются. Эти агентства как зеницу ока берегут свою репутацию. И говорить, что рейтинги «ангажированы», безответственно и несерьезно. Но это понижение Moody’s существенно ни на что не повлияет. Во-первых, надо дождаться оценок других агентств, во-вторых, понять, насколько долгосрочный тренд с падением цен на минеральные ресурсы. Если цены вернутся на прежний уровень, то, наверное, тогда можно будет менее серьезно относиться к рейтингу. Это сразу отразится на поведении инвесторов.

Джульетто Кьеза, в 2004-2009 годах депутат Европарламента:

— Очевидно, что западные инвесторы пока верят таким рейтингам, как Standard&Poor’s, Fitch и Moody’s, поэтому, конечно, снижение кредитного рейтинга России сейчас будет отрицательно влиять на всю экономику. Но, по-моему, России пора определиться с созданием собственного агентства, как это сделал Китай. Может быть, России стоит задуматься о совместном агентстве со странами БРИКС. Потому что такие агентства, как Moody’s, работают не на объективные оценки, а на политические и служат интересам американских корпораций.

Как пересматривались суверенные рейтинги

8 декабря 2008 года агентство S&P впервые с 1998 года снизило суверенный рейтинг России с BBB+ до BBB. S&P раскритиковало «управляемую девальвацию» рубля и усомнилось в достаточности резервов ЦБ и Минфина. 25 апреля 2014 года из-за нарастания оттока капитала и остановки роста экономики рейтинг России по S&P был снижен до BBB-.

12 апреля 2010 года в разгар долгового кризиса в Греции агентство Fitch снизило рейтинг страны на два пункта (с ВВВ+ до ВВВ-). В том же месяце Moody`s понизило рейтинг Греции на один пункт (с А2 до А3), а S&P сразу на три — до BB+. В дальнейшем рейтинги страны понижались неоднократно. В результате 6 декабря 2012 года рейтинг Греции, по версии S&P, был понижен до уровня выборочного дефолта. В мае—сентябре 2014 года агентства улучшили рейтинги страны, связав это с улучшением перспектив развития экономики. На спасение страны от кризиса было потрачено более €200 млрд.

В ночь на 6 августа 2011 года впервые в истории рейтинговых агентств и кредитной истории США S&P из-за роста дефицита бюджета понизило долгосрочный рейтинг США с ААА до AA+ с негативным прогнозом. По оценкам экспертов, из-за снижения рейтинга затраты страны на обслуживание госдолга выросли на $100 млрд в год.

В ночь на 14 января 2012 года S&P снизило кредитные рейтинги сразу девяти стран еврозоны, в том числе Италии, Испании, Португалии, Австрии и Франции. Причем две последние страны лишились максимального рейтинга ААА. В качестве причин назывались долговой кризис, ухудшение условий кредитования, слабые перспективы роста. В 2012-2013 годах к решению S&P присоединились Moody`s и Fitch. Причем рейтинг Испании, по версии Fitch, снизился на три ступени (с A до BBB), рейтинг Италии, по версии Moody`s, упал на два пункта (с А3 до Baa2). Лидером падения стала Португалия, потерявшая в 2011-2014 годах шесть позиций в рейтинге Fitch (с А+ до BB+).

23 февраля 2013 года агентство Moody`s впервые снизило рейтинг Великобритании с максимального ААА до AA1. Причинами стали замедление темпов роста экономики и растущий уровень госдолга (более 70% ВВП). 24 апреля того же года британский рейтинг снизило и Fitch (с ААА до АА+).

Дмитрий БУТРИН, Татьяна ЕДОВИНА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy