Коммерсант: Прокрустинвест

0

Правительство предварительно определилось с суммой, которую оно может себе позволить потратить на госинвестиции в 2016-2018 годах. Работавшая всю весну межведомственная комиссия по бюджетным расходам инвестиционного характера в итоге урезала запрошенные министерствами ассигнования на 2016 и 2017 годы на треть (до 1,78-1,79 трлн руб. в год), на 2018-й — на 40% (до 1,6 трлн руб.). Необходимость с невероятными усилиями втискивать госпрограммы в бюджетные рамки власти объясняют жестким бюджетом. Но на деле продолжается тренд всех последних лет: с 2009 по 2015 год уровень инвестиционных расходов бюджета к ВВП плавно сокращался с 3,1% до 2,1%.

Объем расходов инвестиционного характера — один из параметров федерального бюджета на 2016-2018 годы, над версткой которого сейчас трудится Белый дом. В отличие от социальных и оборонных расходов, которые по решению Владимира Путина защищены от секвестра, траты на разнообразные стройки под рассуждения о повышении эффективности, как показывает практика, с легкостью сжимаются.

Именно этой возможностью воспользовалась межведомственная комиссия по подготовке предложений по формированию инвестиционных расходов бюджета — ее заседание министр экономики Алексей Улюкаев провел вчера. С подачи трех рабочих групп комиссии (участники — Минэкономики, Минфин, коллегия ВПК, Минобрнауки) заявленные главными распорядителями бюджетных средств суммы инвестиций были уменьшены для 2016 года на 33% (с 2,673 трлн руб. до 1,788 трлн руб.), для 2017-го — на 35% (с 2,78 трлн руб. до 1,793 трлн руб.), для 2018-го — на 42% (с 2,767 трлн руб. до 1,608 трлн руб.). Поясним, эти суммы отражают общий размер инвестиций федерального центра — как госпрограммы (прежде всего ФЦП), так и непрограммные направления деятельности, но не отражают «квазигосударственные» инвестиции госкомпаний и госкорпораций, а также региональные инвестиции. Впрочем, если в корпоративном сегменте госсектора инвестиции относительно стабильны, поскольку поддерживаются тарифной политикой государства и прибылями прошлых лет, то региональные инвестиции в 2016-2018 годах ждет сокращение, схожее с тем, что готовится в рамках бюджетного процесса на предстоящие три бюджетных года.

Согласно презентации Минэкономики, приоритеты, которыми пользовалась комиссия при проведении секвестра,— исполнение майских указов, поручений президента и правительства; завершение объектов, которые могут быть введены в эксплуатацию в 2016 году; межотраслевые или импортозамещающие проекты. Отсеченные комиссией заявки ведомств совсем не пропадут: частично их включат в так называемые листы ожидания — на случай улучшения ситуации. К примеру, из «урезанных» комиссией на 2016 год 885 млрд руб. запросы на 429 млрд руб. комиссия включила в такой лист, на 445 млрд руб.— отклонила и всего на 11 млрд руб. перераспределила на другие объекты.

Сообщивший о результатах деятельности рабочих групп замглавы Минэкономики Евгений Елин отметил, что, поскольку в условиях жестких лимитов приоритет будет отдан текущим расходам, а не инвестициям, его ведомство не станет поддерживать дополнительные предложения, если в качестве разногласий они будут выноситься на межведомственный уровень. По планам Белого дома вслед за заседаниями комиссии и рабочих групп (судя по всему, вчерашнее совещание было финальным на этом этапе — по графику комиссия под руководством Минэкономики должна была работать в апреле—мае 2015 года) в первой декаде июня (то есть в ближайшие дни) новые объемы госинвестиций ведомства будут оспаривать или защищать на совещаниях у профильных вице-премьеров. Затем последует утверждение состоявшегося разделения госинвестпроектов 2016-2018 годов на совещании у первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова — ближе к середине июня. Во второй половине июня цифры будут вынесены сначала на совещание у премьер-министра Дмитрия Медведева, а затем на заседание правительства.

Наконец, предельные объемы расходов будут доведены Минфином до ответственных исполнителей госпрограмм (профильных ведомств). Финальное согласование распределения инвестрасходов между ГРБС и Минэкономики должно завершиться не позднее 4 августа 2015 года.

Даже попасть в «лист ожидания» для инвестиционных проектов 2016-2018 годов будет достаточно сложно. Так, для того чтобы проект был включен в список, госзаказчику нужно будет подтвердить расчетами, что отказ от реализации проекта серьезно повлияет на решения задач, поставленных правительством, и не вызовет в перспективе рост незавершенного строительства. Барьер, который поставлен между «листом ожидания» и бюджетными ассигнованиями на 2016-2018 годы, еще выше: фактически, после того как межведомственная комиссия согласилась занести проект в лист, получить финансирование из бюджета позволит только решение бюджетной комиссии и правительства РФ в июне 2015 года. Также исключительно правительство на своем заседании может менять параметры плановых документов, в рамках которых потребность ведомства в строительстве какого-либо объекта может появиться или получить обоснование.

К заседанию комиссии Минэкономики констатировало и ряд проблем с уже зарезервированными в текущем бюджете средствами на реализацию ФЦП, которые формально не объявлены расходами инвестхарактера, но должны проходить тот же отсев, что и другие инвестиционные расходы. Крупнейшие из них на 2016-2017 годы — расходы по ФЦП «Жилище» на 118 млрд руб. и две еще не написанные «космические» ФЦП до 2025 года — на 208 млрд руб. В том числе отвергнуты и разработки ФЦП по строительству российских космодромов, о которой неоднократно писал «Ъ»: очередной проект документа из Роскосмоса от 8 мая, сообщают в Минэкономики, «готовится к возврату на доработку». ФЦП по развитию Дальнего Востока на 2018 год пока не продлена, поэтому предложения «отдельных госзаказчиков» на этот год на 78 млрд руб. рекомендуется не рассматривать, как и одну из неутвержденных ФЦП Минпромторга. Наконец, по шести действующим ФЦП, крупнейшей из которых является программа Минобороны по увеличению контрактной составляющей в вооруженных силах (судя по всему, речь идет о строительстве служебного жилья и казарм), на 2016-2017 годы требуется дополнительно 79 млрд руб.— источники средств неизвестны, скорее всего, эти расходы подпадут под сокращение или в лучшем случае встанут в «лист ожидания».

Данные Минэкономики говорят, что нынешнее сокращение инвестиций вовсе не временная антикризисная мера. Уровень бюджетного финансирования расходов инвестиционного характера за период с 2009-го кризисного года по 2018 год в отношении к ВВП сократится в 2,1 раза, по расходам на реализацию ФАИП — в три раза. Так, в 2009 году инвестрасходы бюджета составили 3,1% ВВП, в благополучном 2011-м — 2,8%, в не менее стабильном 2013-м — 2,4%, в 2015 году они, предположительно, будут равны 2,1% ВВП, в 2017-м — снизятся до 1,6%, а в 2018-м, когда Россия, по прогнозам Минэкономики, уже будет находиться на траектории устойчивого роста,— и вовсе до 1,5% ВВП. Если этот рост и случится, то объявлять его причиной государственную инвестиционную активность будет просто смешно.

Вадим ВИСЛОГУЗОВ, Дмитрий БУТРИН

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy