Коммерсант: «При увеличении инфляции сценарий только один — повышение тарифов»

0

Экономическая ситуация в России все хуже, ОСАГО остается нерентабельным, но страховщики и в такой ситуации намерены увеличивать сборы премий. О перспективах страхового рынка в интервью “Ъ” рассказывает совладелец и генеральный директор «АльфаСтрахования» Владимир Скворцов.

— Еще в сентябре международное агентство Fitch при подтверждении рейтингов «АльфаСтрахованию» указывало, что «негативное развитие резервов в сегменте автокаско и ОСАГО» связано с ослаблением рубля. Как вы оцениваете текущую экономическую ситуацию и ее влияние на страховщиков?

— Страхование тесно связано с экономикой страны. Эта связь влияет на динамику развития рынка, на наши риски. Чтобы правильно их оценивать, нам необходимо быть одновременно политэкономами, агрономами, металлургами, банковскими работниками и строителями самолетов. Поэтому страховщики часто знают об экономике гораздо больше, чем должны. Ситуация непростая, но никто не отменял цикличность экономики.

Я не готов сейчас давать временные прогнозы по выходу страны из кризисного состояния. Гораздо более опытные экономисты в настоящий момент находятся в растерянности по этому поводу. Но у нас большая страна, богатая экономика, образованное население, и кризисы у нас не впервые. Поэтому, на мой взгляд, вероятность относительно позитивного сценария в среднесрочной перспективе достаточно высокая.

Нас еще в школе учили, что «кризис — это неотъемлемая фаза капиталистического способа производства». Кроме этого я сам проходил минимум через два кризиса и согласен с пословицей: «Все, что нас не ломает, делает сильнее». Кризис, конечно, плохо, если иметь в виду те трудности, которые он создает: населению нелегко, страховщикам нелегко, обороты бизнеса меньше, страховые премии меньше. Но без кризиса экономика не может нормально развиваться — тогда не было бы такого понятия, как риск-менеджмент. Происходит чистка рынка, приведение умов менеджеров и собственников бизнеса в порядок. Сейчас, конечно, приходится тяжело, но в целом это нормально и естественно.

— Как ситуация с санкциями сказывается на рынке? История с отказом перестрахования по вашему клиенту лоукостеру «Добролет» единственная?

— История с «Добролетом» была «доброй», простой и стремительной. Были объявлены санкции, меньше чем за два дня партнеры практически одновременно свернули контракты по лизингу и по перестрахованию. Два параллельных и, по сути, одновременных решения — лизингодатель потребовал возврата самолетов, и перестраховщики объявили о том, что снимают перестраховочную защиту. Больше таких ситуаций не возникало. Конечно, есть клиенты с большими лимитами ответственности, о перестраховании рисков которых мы сейчас думаем. Это не только наши клиенты, но и всего рынка. Какую-то часть рисков можно перестраховать на внутреннем рынке, но для всех его объем не достаточен. Логично было бы посмотреть на восток, но азиатские рынки, к сожалению, пока не готовы брать лидирующие позиции по крупным, дорогим объектам. Поэтому пока мы находимся в состоянии поиска. Каких-то готовых решений, которые устроили бы всех клиентов, сейчас нет, но при этом никто полностью не сворачивает страховую защиту даже для тех клиентов, которые находятся под санкциями.

— О каком объеме рисков идет речь?

— Это риски с объемом ответственности на десятки миллиардов рублей. Отмечу, что западные партнеры настроены конструктивно в решении проблем. Даже по тем клиентам, которые находятся, скажем так, близко к санкциям, перестраховщики стараются договариваться, работают с оговорками, например не берут военные риски, остальные — пожалуйста. В целом влияние санкций на страхование, кроме случая с «Добролетом», пока непрямое. Например, происходит изменение курса валюты, которое неминуемо влияет на повышение тарифа в рублях для клиента, а в данной ситуации это дополнительная нагрузка на бизнес.

— У компании есть спасительные сценарии на случай дальнейшего ухудшения ситуации с национальной валютой?

— Наибольшее влияние на страховщиков оказывает все-таки не девальвация, а инфляция. Возьмем для примера рынок автомобильного страхования. С одной стороны, основная часть наших затрат в этом сегменте, а это стоимость запчастей и цена нормочаса на станциях техобслуживания, безусловно, связана с курсом рубля. Но если посмотреть на реальную картину, то мы видим, что эти цены меняются не одновременно с изменением курса, а с некоторым запозданием. Поэтому я бы сказал, что это скорее инфляционное давление на цены, такое же, как и в любом секторе, который связан с импортом. А у страховщиков при увеличении инфляции сценарий может быть только один — повышение тарифов. Поэтому, например, с начала года нам пришлось достаточно серьезно поднять цены на каско.

— Насколько в среднем выросли тарифы каско?

— Если грубо усреднить множество параметров: марки, регионы, каналы продаж, то примерно на 15–20%. Кроме инфляции второй бич страховщиков сейчас это увеличение криминальной составляющей, которая всегда растет в кризис: участились угоны. По отдельным маркам особо угоняемых автомобилей тарифы выросли более чем на 15–20%. Но это не значит, что клиенты продолжили покупать продукт по этим тарифам. Большинство из них ищет правильные с нашей точки зрения продукты — с франшизой (неоплачиваемой частью убытка.— “Ъ”), полисы для опытных водителей, с телематикой, когда можно через мониторинг стиля вождения получать скидки. В каско ситуация гибче, чем в ОСАГО: мы можем предлагать клиенту разные опции и по цене, и по механизму, а дальше уже его выбор.

— В последнее время каско относят к зоне проблемных сегментов страхового рынка. У вас по 2013 году каско — это не только наибольшая доля в портфеле (22,4%), но вы еще и первыми объявили о старте онлайн-продаж этого продукта. Есть ограничения по росту в этом сегменте рынка?

— Мы не ставим никаких ограничений по доле каско в портфеле, мы ставим ограничения по рентабельности этого вида. Он должен приносить прибыль. Поэтому вопросы ценообразования тут ключевые. Что касается темпов роста, пока сложно сказать. По нашим оперативным данным, мы прогнозируем падение этого сегмента в третьем квартале вслед за падением продаж новых машин. Но для нас важнее не объемы, а правильное, справедливое предложение для нашего клиента и по сервису, и по цене.

На рынке каско сейчас есть ряд заметных новых тенденций. Первое — развитие онлайн-продаж. На мой взгляд, будет происходить перераспределение рынка в сторону страхования в интернете и существенная доля продаж, безусловно, окажется в онлайне. Мы осваиваем здесь сегмент за сегментом. Предлагаем клиентам продукты, которые безопасны для нас, недоступны для мошенников и т. д. И мы будем продолжать движение в этом направлении. Кроме этого мировой тенденцией, которой следует и Россия, является распространение специальных продуктов: с франшизой, категории pay-as-you-drive — так называемое «умное» каско, смысл которого заключается в принципе «как ездишь, так и платишь за страховку».

В этом классе продуктов возможны разные наборы параметров. Самый простой — оплата по километражу. Если машина стоит в гараже, страховка стоит немного. Если она проезжает 200 тыс. км в год, стоимость полиса уже совсем другая. Далее можно подключить анализ езды в разрезе времени суток: клиент ездит преимущественно ночью или днем — от этого зависит аварийность. Следующий этап — оценка стиля вождения: частые резкие перестроения тоже влияют на увеличение тарифа. Чем больше информации компания получит от клиента, тем точнее можно будет настроить тариф под клиента. Для аккуратных, осторожных и консервативных водителей будет действовать скидка. При этом происходит упрощение устройств, отслеживающих манеру езды водителя. Если ранее это было сложное специальное устройство, то теперь доступно приложение для мобильного телефона, а он всегда находится при водителе.

— Какой максимальный размер скидки возможен при таком мониторинге?

— До 35%.

— А что вы скажете про ситуацию с ОСАГО? Реформа выровняла бедственное положение страховщиков?

— Ситуация на рынке ОСАГО достаточно плохая — мы с коллегами многократно говорили об этом, можно сказать, что все копья уже сломаны: этот вид страхования нерентабелен. Доказательством этого является уход крупных компаний из сегмента ОСАГО, например «Альянса», «Цюриха». Однако мы рассчитываем, что положение выправится с учетом тех изменений, которые вступили в силу.

— Вы имеете в виду повышение тарифов на 25–30%?

— Повышение тарифов, безусловно, важное изменение, которого очень долго ждали. Но есть еще ряд не менее важных новшеств, введение которых позволяет рассчитывать, что в среднесрочной перспективе ситуация на рынке ОСАГО нормализуется. Это принятие единой методики расчета ущерба, введение нового претензионного порядка, прямого возмещения ущерба, новых лимитов.

В целом все изменения значительно улучшат ситуацию с точки зрения взаимоотношения с клиентами. Единая методика определения размера ущерба, которая будет использоваться с 1 декабря, сведет на нет споры с клиентами о стоимости ремонта. Это нерыночный продукт. В соседнем гараже он имеет одну цену, у официального дилера — в десять раз больше. Отсюда и все разногласия. Теперь расчет будет проходить по утвержденным стандартам. Введение методики отразится и на объеме выплат: средний размер компенсации увеличится примерно на 15–20%.

Очень важно, что страховщик теперь будет работать напрямую со своим клиентом. Это большой плюс с точки зрения качества услуги. Раньше клиент покупал полис в одной компании, а урегулировал ущерб в компании виновника. Сейчас выбор страховщика уже напрямую влияет на уровень сервиса, который получает клиент, так как он работает со своей страховой компанией, а не с компанией другого участника аварии. А это означает, что сервис в целом повысится: страховщики будут заинтересованы в сохранении клиента.

— А тарифы теперь достаточные?

— Для нас магистральное движение рынка — это даже не их повышение. По этой теме все копья сломаны. Давайте зафиксируем: изменение тарифов компенсирует все перечисленные изменения, но кардинально не изменит ситуацию с рентабельностью. Гораздо важнее движение в сторону либерализации. Появился тарифный коридор, который ввел ЦБ. Он небольшой — всего 134 руб. Но есть надежда, что это первый шаг в сторону установления свободного тарифообразования.

— ОСАГО всегда был социальным видом страхования. Вы действительно рассчитываете, что правительство в перспективе отпустит тарифы?

— Почему нет? Социальное страхование в любой стране проходило через этапы установления жестких тарифов, потом введение коридоров с выходом на либерализацию ставок. Разумеется, мы не ждем, что это произойдет завтра. Но, например, в перспективе трех-пяти лет. Необходимо время для сбора статистики, информации о поведении компаний. Регулятору необходимо прикладывать максимальные усилия для развития конкуренции — и по цене, и по качеству. А при текущих тарифах у страховщиков зачастую при всем желании нет возможности предоставить автомобилистам тот сервис, который мы хотим им предоставить. Математика продукта не позволяет сделать этого.

— Каким, на ваш взгляд, должен быть тарифный коридор?

— Он должен быть не 7%, а 25%. То есть повышение тарифов должно быть не на 23–30%, а на 25–50%. Это, с моей точки зрения, действительно будет стимулировать компании на предложение качественного сервиса.

— ЦБ не стал делать тарифный коридор широким из-за опасений, что в проблемных регионах страховщики продавали бы ОСАГО исключительно по верхней границе коридора. За три-пять лет ситуация разве изменится?

— Я всегда привожу в пример рынок добровольного медицинского страхования (ДМС). Это десятки миллионов застрахованных граждан, по объему премий сегмент сопоставим с ОСАГО — более 120 млрд руб. в год (по итогам 2013 года, по данным ЦБ, премии по ОСАГО составили 134,25 млрд руб.— “Ъ”). В ДМС страховщики взаимодействуют с тысячами лечебных учреждений по стране. И вот ни жалоб, ни скандалов, ни обвинений в сговоре, ни требований снизить цены. Потому что свободное ценообразование и конкуренция. Клиент выбирает тот уровень сервиса и цены, которые в данный момент являются оптимальными.

— ОСАГО у «АльфаСтрахования» рентабельно?

— Пока нет. С учетом всех наших расходов мы за последние полгода пока в небольшом минусе.

— ЦБ выпустил указание о новых тарифах ОСАГО 1 октября. Но страховщики не сразу смогли работать по увеличенным ставкам из-за ожидания отмены старого постановления правительства по тарифам. Во сколько вы оцениваете потери от продаж обновленного ОСАГО с увеличенными лимитами по старым тарифам?

— Специально мы не считали. Если очень грубо, то одна неделя продаж по старым тарифам дает нам примерно плюс 0,6% к годовой убыточности.

— Вы как-то сдерживаете продажи ОСАГО в убыточных регионах?

— Сложный вопрос. Было время, когда компании всеми правдами и неправдами отказывались продавать ОСАГО в проблемных с точки зрения убыточности регионах. Сейчас ситуация только отчасти такая. Основной негатив клиентов связан с тем, что раньше полис можно было купить где угодно — возле ГИБДД, магазинов, агенты звонили домой в дверь, сейчас ситуация другая. Нет высоких комиссионных, которые получали агенты, а значит, продажи концентрируются только в офисах. Например, наша комиссия по ОСАГО по многим регионам равна нулю и поэтому полисы мы продаем только у себя в офисе. То есть фактически снизилась доступность ОСАГО.

— ФАС регулярно обвиняет крупные брендовые компании в сговоре, отказах в продаже полисов и навязывании дополнительных услуг.

— Я не буду утверждать, что страховщики белые и пушистые. Но когда мне говорят про навязывание дополнительных страховок, я обращаю внимание на то, что очень часто речь идет об агентских продажах. Получая нулевую комиссию по ОСАГО, агент хочет заработать на продаже других страховых продуктов, рассказывает о рисках, о защите. Поэтому если клиенты хотели купить ОСАГО без дополнительных продуктов, то единственной возможностью было прийти лично в офис со всеми документами. Что, наверное, не так уж и плохо. ОСАГО — стандартный продукт, и рано или поздно, думаю, значительная часть продлений ОСАГО вообще уйдет в онлайн.

— Введение электронного полиса ОСАГО в 2015 году сильно снизит расходы компаний?

— Мы приветствуем введение электронного полиса. Такая технология удобна клиентам, также она позволит снизить издержки всех сторон: уменьшит количество людей, задействованных в процессе, позволит сэкономить на бумаге, бланках строгой отчетности, доставке полисов и прочем. Но для того, чтобы в стране появилось электронное ОСАГО, потребуются существенные изменения и со стороны государства — совмещение баз Минтранса и ГИБДД с базой РСА и прочее. Если такая возможность будет дана с 1 июля 2015 года, как заявил ЦБ, это будет большой рывок вперед. Уже сейчас есть страховые продукты, которые активно продаются онлайн. Например, страхование пассажиров, страхование выезжающих за рубеж. На электронные продажи приходятся десятки процентов этих рынков. Это удобно: полис выезжающих за рубеж можно купить за пять минут до поездки. Клиент оплачивает покупку, получает файл на электронную почту, и страховка начинает работать.

— Вы заявляли о намерении увеличить на 20% сбор премий по итогам года. За счет каких видов страхования можно достичь этого показателя? И чем обеспечен рост сборов на 30,2% по первому полугодию 2014 года (это самый высокий показатель в топ-10 страховщиков, за исключением «Сбербанк Страхования»)?

— Да, мы рассчитываем по итогам года выйти на 15–20% роста премий. У нас достаточно активно продаются коробочные продукты по имуществу физических лиц в дистрибуционных сетях — банках, салонах мобильной техники. Хорошо идет работа по страхованию жизни заемщиков. Это, конечно, специальный вид страхования.

— В котором страховщик отдает до 90% премии банку…

— По-разному — зависит от схемы работы. Также хорошо развивается направление ДМС.

— В отчете Fitch указано, что показатели дочерней компании по предоставлению медицинских услуг продолжают оказывать негативное давление на консолидированную прибыль «АльфаСтрахования». У компании 12 клиник, где вы наметили точку прибыли — в страховании или в медицине?

— Для нас это два абсолютно независимых центра прибыли и отдельные бизнесы. С направлением ДМС клиники находятся в коммерческих отношениях. Они договариваются о стоимости прикрепления клиента так же, как и со всеми другими страховщиками. Кроме этого наши клиники «Альфа-Центр Здоровья» работают и с физлицами. 50% портфеля — это не клиенты «АльфаСтрахования». Сейчас проект в целом все еще находится на инвестиционной стадии, пока он убыточен. Но динамика развития, а это рост выручки на 35–40% в год, нас устраивает. Кроме того, клиники были открыты в разное время, а загрузка, выход на плановую мощность происходят постепенно. Поэтому те клиники, которые открыты давно, уже приносят прибыль, те, что открыты недавно, пока тратят. Но в следующем году мы уже планируем получить положительную EBITDA по медицинскому бизнесу.

Синергия между двумя проектами — медицинским страхованием и клиниками — существует. Как страховщик мы получаем услугу хорошего качества по конкурентной цене, клиника же с самого открытия получает клиентов, растет узнаваемость ее бренда. Мы хотим пройти 2015 год и понять, как расширять этот проект дальше. Клиники хоть и похожи, но имеют разный формат: разные площади, разный набор специалистов. Мы хотим накопить статистику и понять, какой формат является наиболее эффективным, и развивать именно его.

— В последние годы «АльфаСтрахование» было самым активным покупателем страховщиков. Интеграция купленных шести компании прошла успешно?

— Мы очень довольны покупками — выделять какую-то одну не хочется. Наша активность на рынке M&A началась в 2005 году с покупки небольшого страховщика в Казани — компании «Аверс». С точки зрения отдачи на капитал эта покупка была, наверное, лучшей. Бывший собственник страховщика группа компаний ТАИФ до сих пор является нашим клиентом, хотя сейчас уже перед нами нет никаких обязательств и тендеры проводятся каждый год. Сделка 2005 года стала знаковой и успешной для всех. Затем в 2007 году мы приобрели компанию СКМ — теперь это наш магнитогорский филиал. Мы восемь лет работаем на местном рынке, являемся его крупным игроком. Затем были покупки, укрепившие наши позиции в авиастраховании. Мы приобрели компанию «Москва», группу АВИКОС-АФЕС, сохранив при этом и коллектив, и бизнес.

— Риски по последней катастрофе в аэропорту Внуково — крушение Falcon президента Total Кристофа де Маржери — у вас были застрахованы? Каков предполагаемый объем выплат?

— Мы участвуем в страховании предприятий аэропорта Внуково: страхуем ответственность служб, отвечающих за эксплуатацию пассажирских терминалов, наземной техники, за обслуживание воздушных судов. Также мы участвуем в качестве перестраховщика в договоре страхования ответственности авиадиспетчерской службы. Будет неправильно выносить свои суждения об обстоятельствах происшествия и распределении вины, а также делать соответствующие выводы до окончания расследования. Мы бы и не хотели этого делать. Кроме того, если российским компаниям и будут предъявлены какие-то претензии, то вряд ли это произойдет в ближайшее время. Процесс расследования всегда сложен.

Скворцов Владимир Юрьевич

Родился в 1969 году в Москве. В 1992 году окончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова.

С 1992 по 1998 год занимал должность первого вице-президента инвестиционной компании «Ринако Плюс». C 1998 по 2002 год работал в инвестиционно-банковской группе «НИКойл». С 1998 по 2000 год занимал должность генерального директора БК «НИКойл». Впоследствии являлся исполнительным директором бизнес-направления инвестиционного банковского обслуживания группы «НИКойл». С мая 2002 года занимает пост генерального директора группы «АльфаСтрахование». С января 2014 года является членом наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп».

Группа «АльфаСтрахование»

Объединяет ОАО «АльфаСтрахование», ООО «АльфаСтрахование-жизнь», ООО «АльфаСтрахование-ОМС», ООО «Медицина АльфаСтрахования».

Образована на базе ОАО «Восточно-Европейское страховое агентство», которое было создано в 1992 году. Его учредителями выступили: РТСБ, Российский национальный коммерческий банк, инвестиционный банк «Восток-Запад», АО «Авиазапчасть», АСАЛМАЗ и ряд крупнейших экспортно-импортных предприятий, входящих в холдинг АТЭКС. В 2001 году Восточно-Европейское страховое агентство», «Альфа-Гарантия» и «Остра-Киев» объединились под новым брендом — группа «АльфаСтрахование».

В настоящее время группа «АльфаСтрахование» входит в пятерку лидеров страхового рынка. В 2013 году рыночная доля компании составила 6,3%, сборы компании — 130,8 млрд руб. Сборы без учета ОМС увеличились до 51,5 млрд руб., рыночная доля — до 5,7%.

Акционеры: Alfa Finance Holdings (85,49%), Владимир Скворцов (10,0%), Михаил Бершадский (3,0%), Александр Горин (1,5%).

Интервью взяла Татьяна ГРИШИНА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy