Коммерсант: Плюс отклеился

0

Несмотря на подорожавшую нефть и относительно успешную адаптацию экономики к новым реалиям, в последнем месяце третьего квартала не случилось ни ожидаемого роста промышленного производства, ни роста кредитования экономики. Минэкономики, предсказывавшее осеннее оживление в промышленности, сейчас уже допускает, что в последнем квартале 2016 года рост ВВП будет примерно таким же, как и в предпоследнем,— то есть нулевым или слабо отличимым от нуля. Проблема уже не в конце года, который экономика, с большой вероятностью, завершит в небольшом плюсе. Статистика Росстата и ЦБ показывает, что возможные успехи 2017 года переоцениваются: они в большей степени будут зависеть от сырьевой конъюнктуры, чем от действий правительства.

Результаты промпроизводства в сентябре 2016 года, опубликованные вчера Росстатом, в очередной раз разошлись с консенсус-прогнозами, продемонстрировав максимальный спад в годовом выражении с января 2016 года — 0,8%. Опрошенные агентством Reuters аналитики ожидали, что показатель в сентябре увеличится на 0,6%, агентством «Интерфакс» — на 0,4%.

На фоне роста выпуска в августе на 0,4% из-за двух дополнительных рабочих дней по сравнению с 2015 годом и продолжающихся рекордов физической добычи углеводородов (см. «Ъ» от 16 сентября) падение в сентябре (в прошлом месяце число рабочих дней соответствовало сентябрю 2015 года) выглядит особенно заметным. Наиболее сильно это проявляется в обработке, выпуск в которой просел на 1,6% (против +0,1% в августе), тогда как темпы роста добывающих отраслей ускорились до 2,1% с 1,8% в августе, а производство и распределение электроэнергии, газа и воды выросли на 1,4%, что практически соответствует динамике в августе.

Впрочем, как и предполагал «Ъ» на основе показаний опережающих индикаторов состояния промышленности (см. «Ъ» от 5 октября), на самом деле ничего выдающегося в динамике выпуска в сентябре не произошло — несмотря на то, что могло произойти. По данным Росстата, с января 2015 года по сравнению со среднемесячными значениями 2013-го прирост выпуска находится ниже нуля (см. график). Оценка Росстата промышленного роста за сентябрь с исключением сезонности и календарности демонстрирует стагнацию на уровне -0,3% после роста на 0,5% за август, снижения на 0,9% за июль. Из этого следует, что среднемесячные темпы прироста промышленного выпуска в третьем квартале с учетом сезонности оставались слабоотрицательными — это хорошо соотносится с отсутствием выраженной динамики ВВП в третьем квартале 2016 года.

Оценки ЦМАКПа по промышленному росту позитивнее, чем Росстата. «По сравнению с августом снижения выпуска практически не наблюдалось — -0,1% с устранением сезонного и календарного эффектов. С учетом того что в августе уровень производства относительно июля увеличился на 0,7%, общий итог двух последних месяцев слабоположительный. При этом выпуск в сентябре составил 99,5% от уровня сентября 2015 года»,— считают аналитики центра. По отдельным видам деятельности в третьем квартале ЦМАКП фиксирует некоторые особенности динамики выпуска. Среди них — колебания объемов добычи нефти: в сентябре прирост среднесуточной добычи (+0,5% здесь и далее относительно предшествующего месяца, сезонность устранена) практически полностью компенсировал августовское снижение (-0,7%), но и в предшествующие месяцы наблюдались заметные колебания. Продолжается быстрый рост добычи газа (+1,7% в сентябре, в среднем за квартал +1,5% в месяц). В пищевых отраслях наблюдается слабый рост выпуска (+0,3% в месяц в среднем за квартал).

Впрочем, констатирует ЦМАКП, на этом фоне наблюдается снижение выпуска в большинстве секторов, ориентированных на инвестиционный спрос,— оно «перечеркнуло оживление, наметившееся было в начале третьего квартала». Хотя Минэкономики вчера уже заявило о том, что для промышленного спада в сентябре 2016 года не было фундаментальных причин, данные последнего месяца третьего квартала показывают: причин для ожидания промышленного и общеэкономического роста в четвертом квартале 2016 года тоже нет.

Заместитель главы Минэкономики Алексей Ведев вчера признал, что рост ВВП в последнем квартале года (год к году) может составить 0-0,1% (то есть, по сути, отсутствовать). Ранее ведомство уверенно говорило о переходе к росту в четвертом квартале 2016 года, премьер-министр Дмитрий Медведев вчера не менее уверенно заявлял, что стагнация в экономике завершается.

Номинальный провал промпроизводства в сентябре сильно не меняет общей динамики. По данным Росстата, за девять месяцев 2016 года промпроизводство выросло в годовом выражении на 0,3%. Минэкономики прогнозирует рост показателя в 2016 году на уровне 0,4%, и это все еще достижимая цифра. К тому же сама по себе дата возобновления формального роста в октябре, ноябре или феврале не значима, видимо, ни для одного экономического агента ни в России, ни за ее пределами. Проблема сентябрьской статистики — в том, что модели, которыми пользуются правительственные и инвестбанковские аналитики, предполагали, что восстановительный очень низкий рост должен был начаться еще летом 2016 года. Этого не случилось, несмотря на то что поддержку внутреннему спросу, по идее, должны были оказать доходы от экспорта нефти по более высокой, нежели предполагалось, цене — в любом случае это выше $40 за баррель, на которые ориентировалась экономика.

Итоги сентября для банковского сектора, которые вчера опубликованы Банком России, также заставляют сомневаться в том, что четвертый квартал 2016 года будет для экономики восстановительным, а не стагнационным периодом. Согласно данным ЦБ, реальный кредит банков экономике сократился в сентябре на 0,2% (без учета валютного курса на 0,9%), причем в составляющих кредитования рост показал только тот сектор, рост кредитования которого вызывает опасения регулятора,— это кредиты физлицам, выросшие на 0,3%. Напротив, кредитование нефинансового сектора, то есть компаний, снизилось на 1,3%. Сама по себе такая динамика не сюрприз: быстрое снижение инфляции заставляло компании ожидать более сильного снижения 16 сентября ключевой ставки ЦБ, а в дальнейшем заявление Банка России о замораживании ставки до конца года должно было заставить компании пересмотреть свои планы по краткосрочному кредитованию в конце 2016 года. Но дальнейшее сокращение кредита экономике уже может отразиться на результатах четвертого квартала 2016 года, хотя вряд ли сильно. В любом случае отсутствие видимой кредитной экспансии вряд ли дает надежду на уверенный промышленный рост в ближайшие месяцы.

Компании, согласно результатам последнего исследования ИЭП. им. Егора Гайдара, демонстрируют возросшую степень адаптации к «вялотекущему кризису 2014-2016 годов», а соответствующий индекс в третьем квартале 2016 года продемонстрировал исторический максимум в 74% для всего периода его расчета в 1994-2016 годах. Так, недостаток мощностей в промышленности последние годы стабильно регистрируется только у 5-9% предприятий, а удовлетворенность продажами (при вялом текущем спросе) полностью восстановилась после провала в первом квартале 2016 года. Вместе с тем, по тем же оценкам, масштабы дефицита работников выросли до 16%. Проблемы рынка труда остаются главным структурным ограничением для роста — и время здесь работает против него.

Алексей ШАПОВАЛОВ, Дмитрий БУТРИН

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy