Коммерсант: «Перспективный» обесценился в семь раз

0

Новые детали по вложениям средств негосударственными пенсионными фондами (НПФ) Евгения Новицкого — крупнейшей из не прошедших в систему гарантирования групп — вскрылись через полгода после отзыва лицензии НПФ. Как следует из обнародованного Агентством по страхованию вкладов (АСВ) отчета оценщика, вложения в паи ЗПИФ «Перспективный» с момента покупки уменьшились в цене в семь раз.

Отчет об оценке активов закрытого паевого инвестиционного фонда (ЗПИФ) «Перспективный», которые были выкуплены НПФ металлургов, НПФ «Мечел-фонд» и НПФ «ТПП фонд», размещен на сайте АСВ, которое проводит процедуру ликвидации этих пенсионных фондов. Как следует из отчета, в сравнении с балансовой стоимостью в 373 млн руб. на 1 ноября их рыночная цена оказалась ниже в семь раз и составила 55 млн руб. Весомый вклад в обесценение паев ЗПИФа обеспечила покупка облигаций Внешпромбанка на 70 млн руб. (ЦБ отозвал его лицензию в начале прошлого года). Неудачными были и вложения в облигации ООО «УНГП-Финанс», ООО «Дельта-Финанс», ООО «Телехаус» и ПАО «Соломенский лесозавод», которые допустили дефолт по своим долговым бумагам.

Фигурирующие в отчете АСВ фонды наряду с НПФ «Урал ФД», «Церих» и Первый НПФ входили в группу бизнесмена Евгения Новицкого. У всех фондов группы и управлявшей их активами УК «Паллада Эссет Менеджмент» Банк России в начале лета 2016 года отозвал лицензии. Главным условием вступления этих фондов в систему гарантирования, которое выдвинул ЦБ, было замещение проблемных активов ликвидными, однако дальше переговоров, судя по всему, дело так и не пошло. Суть же претензий к качеству активов ранее ни ЦБ, ни АСВ не раскрывалась.

Представители других НПФ и управляющих компаний (УК) комментируют ситуацию исключительно на условиях анонимности. «С точки зрения работы НПФ это выглядит как вывод активов. Фонды группы выкупали акции сомнительных эмитентов, живые активы в этом ЗПИФе составляли 10-15%, что и показала итоговая оценка»,— отмечает руководитель крупного пенсионного фонда. Другой собеседник «Ъ» из входящих в топ-10 УК отмечает, что часть вложений ЗПИФа была размещена в ликвидные бумаги — акции «Газпрома», облигации «ВЭБ-лизинга» и МКБ — «для создания видимости рыночности».

Когда речь идет о выводе активов, то конкретный инструментарий — ЗПИФ, ИСУ, облигация — не так важен, считает управляющий директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павел Митрофанов. «Важно, что по завышенной стоимости покупается некачественный и, как правило, неликвидный актив. В тех случаях, когда в качестве инструментов использовались облигации, их обслуживание, как правило, фактически осуществлялось за счет средств бенефициаров. Естественно, что с отзывом лицензий у НПФ по инструментам, через которые шло финансирование акционерных проектов, обслуживание также прекращалось»,— отмечает господин Митрофанов.

Шансы на взыскание в суде средств с бывших руководителей и бенефициаров НПФ, УК и компаний—эмитентов дефолтных бондов остаются, но эксперты оценивают их крайне низко. Так, перспективы подобных дел отчасти зависят от особенностей договоров между НПФ и УК. «При подписании договора управления стороны оговаривают подобные моменты в декларации по рискам. Если недобросовестность снижения (или завышения) стоимости активов не будет доказана, то в конкурсной массе средств НПФ будут фигурировать 55,8 млн руб., а причиной снижения стоимости будет признана неблагоприятная конъюнктура рынка»,— отмечает аналитик «Алор Брокера» Алексей Антонов. По словам партнера юридической фирмы Lidings Андрея Зеленина, процесс судебного взыскания может растянуться на три—пять лет без гарантий успешного результата.

Павел АКСЕНОВ