Коммерсант: Несостоятельность без границ

0

Иностранные банки могут банкротить своих российских заемщиков по упрощенной процедуре. Такое решение вынес российский суд по спору Bank of Cyprus с двумя российскими компаниями-неплательщиками. Это уравнивает зарубежные кредитные организации, работающие трансгранично, в правах с российскими банкирами на территории РФ.

Позиция российского суда о равном праве зарубежных и российских банков на использование процедуры упрощенного банкротства своих должников содержится в решениях по делам о банкротстве, инициированном Bank of Cyprus в отношении двух российских компаний — «Жедочи-16» и «Жедочи-33». Мотивировочные части судебных решений с позицией арбитражного суда Московской области были опубликованы на прошлой неделе. Обе компании выступали поручителями по кредиту на €10 млн, взятому в 2009 году компанией-застройщиком «Миханики Русия» (российская «дочка» греческой девелоперской группы Michaniki SA). Претензии к ним у Bank of Cyprus возникли после того, как заемщик с банком не расплатился и обязательства поручителей они не исполнили. По результатам рассмотрения этого спора в отношении «Жедочи-33» судом была введена процедура наблюдения. В отношении «Жедочи-16» до этого пока не дошло, но суд отверг довод ответчика о неправомерности иска об упрощенном банкротстве от банка, не имеющего лицензии российского ЦБ. Тем самым суд фактически подтвердил право иностранного банка пользоваться преференциями российского законодательства наравне с отечественными игроками.

Процедура упрощенного банкротства была введена с 2015 года, она позволяет кредиторам обращаться в суд заявлением об банкротстве, минуя длительную стадию судебного разбирательства о взыскании долга, сразу с даты возникновения у должника признаков банкротства. Первыми таким правом попытался воспользоваться Сбербанк в отношении заемщика «ВИМ-Авиа» (см. «Ъ» от 16 февраля).

Теперь стало понятно: несмотря на отсутствие в российском банкротном законодательстве прямых указаний на этот счет, новая норма распространяется и на иностранные банки. Арбитражный суд прямо указал, что Bank of Cyprus подтвердил свой банковский статус лицензией, выданной ЦБ Кипра. Еще одним подтверждением банковского статуса стало «разрешение ЦБ РФ на открытие представительства в России с указанием на наличие у Банка Кипра статуса банка», следует из материалов суда. Впрочем, по мнению советника международной юридической фирмы White & Case Павла Булатова (представляет интересы Bank of Cyprus в суде), последнее существенной роли не играло, так как разрешение на открытие представительства не дает права вести банковскую деятельность, и поэтому ключевым все же является наличие лицензии, выданной ЦБ Кипра.

Представитель компаний «Жедочи» Александр Стрекозов (совладелец «Миханики Русия») заявил «Ъ», что с такой позицией суда не согласен и намерен снова поднять вопрос о статусе Bank of Cyprus в России уже в ходе рассмотрения заявления о банкротстве по существу. Впрочем, по сути, процесс банкротства уже запущен. «И при рассмотрении иска о банкротстве по существу суд будет оценивать другие вопросы: есть ли признаки банкротства, наличие долга и его размер»,— поясняет глава совета директоров юридического бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. По его мнению, позиция суда основана на принципах равенства участников гражданского оборота и вполне логична. «Если российская компания имеет право взять кредит у иностранного банка так же, как и у российского, то они должны находиться в равных условиях с точки зрения российского права»,— отмечает господин Олевинский.

Хотя в России не прецедентное право, этот случай может стимулировать иностранные банки-кредиторы пользоваться новым инструментом, считает руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев групп» Юлия Литовцева. При этом круг потенциальных ответчиков не так уж узок. Статистики по таким кредитам нет, но банкиры указывают, что получение ссуд от иностранных кредиторов российскими заемщиками — довольно распространенное явление. «Привлечение финансирования у иностранных банков кредитов — не редкость для российских компаний,— отмечает зампред Нордеа-банка Михаил Поляков.— По сути, речь идет обо всех заемщиках, которые привлекают синдицированные кредиты,— по экспертным оценкам, порядка $50 млрд; договоры заключаются в основном по английскому праву, но если в рамках синдикатов предоставляется значимое финансирование, то на периодические нужды те же самые компании могут занимать у иностранцев напрямую, и тогда сделки заключаются по российскому праву». По его словам, участники таких сделок в основном компании-экспортеры, заинтересованные в дешевом валютном финансировании, российские «дочки» иностранных компаний и т. д.

Ольга ШЕСТОПАЛ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy