Коммерсант: Долг Украиной красен

0

- Advertisement -

Украинский кризис оказался для российских банков ощутимее, чем ожидалось. По ним ударили не только потери собственных украинских «дочек», но и ухудшение платежеспособности российских заемщиков, работающих с украинским бизнесом. В этом году крупнейшие госбанки вместе потратят на резервы по Украине четверть своих операционных доходов, подсчитали аналитики S&P. Банкиры со столь негативным прогнозом категорически не согласны.

Свои пессимистичные прогнозы относительно будущего российского банковского сектора вчера опубликовало агентство S&P. По мнению авторов отчета, в 2014 году топ-30 крупнейших банков заработают вдвое меньше чистой прибыли, чем в 2013 году. Это объясняется в первую очередь ростом расходов банков на формирование резервов. На них российские банки потратят в 2014-2015 годах 30-35% своих операционных доходов до резервов. «В этот же период, по мнению аналитиков, банки не смогут генерировать внутренний капитал в необходимом объеме, а вливания капитала акционерами будут единичными и недостаточными для желаемых темпов роста и нейтрализации связанных с ними рисков»,- говорится в отчете. Рассчитываемый агентством капитал, взвешенный с учетом рисков (коэффициент RAC), по итогам 2013 года составлявший 7,7%, уже в 2014 году снизится ниже 6%, что может привести к снижению рейтингов крупнейших банков, многие из которых уже и так имеют негативные прогнозы.

Острее, чем для частных банков, проблема капитализации и прибыльности стоит для госбанков, которые подвержены более высокому риску из-за санкций и прямому «украинскому» риску в связи с деятельностью прямых дочерних банков на Украине или кредитованием заемщиков, бизнес которых связан с этой страной, считают в S&P. Создание резервов по таким кредитам уже сыграло значимую роль в сокращении прибыли Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка (ГПБ) в совокупности на 17% по итогам первого полугодия по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Всего в 2014 году на «украинские» резервы придется до 20-25% совокупных операционных доходов трех крупнейших госбанков. «Основной вклад в этот показатель сделает ВТБ, который не только имеет на Украине свою дочернюю структуру, но и отдельный пул заемщиков, связанных с экономикой Украины, в России»,- поясняет замдиректора группы «Рейтинги финансовых институтов» S&P Сергей Вороненко. ВЭБ в расчетах не участвовал. Что касается Сбербанка, то хотя его резервы могут быть больше, чем у остальных участвовавших в расчетах банков, однако эффект от них для самого Сбербанка нивелируется масштабом его бизнеса. У ГПБ «дочки» на Украине нет, отмечает господин Вороненко.

Операционные доходы до вычета резервов всех трех банков, по подсчетам «Ъ», в первом полугодии составили 909,6 млрд руб. Таким образом, если предположить, что банкам удастся увеличить этот показатель вдвое до конца года (то есть до примерно 2 трлн руб.), объем расходов на резервы составит около 400-500 млрд руб.

Из трех госбанков результаты отчета S&P официально комментируют только в ГПБ. «Стоимость кредитного риска объективно растет, но в целом не угрожает финансовой стабильности системы и крупнейших банков в частности»,- заявила «Ъ» первый вице-президент ГПБ Екатерина Трофимова. Впрочем, в неофициальной беседе госбанкиры с заявленными S&P масштабами бедствия категорически не согласны. «Действительно, банки потратились на резервы по кредитам, связанным с Украиной, но это был далеко не определяющий фактор в росте расходов на резервирование,- отмечает собеседник »Ъ« в одном из госбанков.- Нельзя забывать о волатильности на финрынке, которая привела к существенной переоценке ценных бумаг, но на нее в S&P обращают меньше внимания, чем на украинский фактор, хотя доформирование резервов по таким кредитам началось еще в конце прошлого года, когда ситуация на Украине только начинала ухудшаться». Разовый эффект оказал и рост резервов по отдельным кредитам крупных корпоративных заемщиков, например «Мечела», напоминает он. Для Газпромбанка многое будет зависеть от геополитических перспектив, так как значительная часть рисков ГПБ на Украине связана с операциями «Газпрома», отмечают собеседники «Ъ». «Думаю, S&P по традиции рейтинговых агентств склонно переоценивать риски до того, как они реализовались,- отмечает начальник аналитического управления Нордеа-банка Дмитрий Феденков.- Эффект от косвенных кредитных рисков на украинский бизнес вряд ли достигнет прогнозируемых объемов».

Ольга ШЕСТОПАЛ, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy