Коммерсант: Бюджет мирного бремени

0

Процесс подготовки в правительстве бюджетного пакета для Госдумы завершен. Бюджет на 2017-2019 годы предполагает сокращение оборонного бюджета на 1 трлн руб. уже в этом году (на деле он сокращен на сумму в четыре раза меньше), трехлетнюю бюджетную консолидацию с сокращением доли федеральных расходов на 3,6% ВВП в 2019 году, отмену всех льгот по соцплатежам в том же 2019 году, увеличение социальных и закрытых бюджетных расходов. Но «бюджетное правило», позволяющее с 2020 года сохранять оздоровленный бюджет в приемлемой форме, в документах практически не упоминается.

Пакет бюджетных документов доработан перед внесением в Госдуму — Минфин и Минэкономики доработали его основные составляющие. Последним Минфином был подготовлен проект бюджетного прогноза на долгосрочный период (до 2034 года). Финальные технические согласования в Белом доме уже не изменят положений, с которыми ознакомился «Ъ».

В финальном проекте бюджета и сопровождающих документах, по сведениям «Ъ», динамика бюджетных расходов 2017-2019 годов сравнивается не с действующим законом о бюджете, а с вариантом, который прошел первое чтение в Госдуме. Именно в связи с этим главный формальный вывод, который можно сделать по бюджетным проектировкам,— сокращение бюджетных расходов в 2017 году в первую очередь обеспечено военными расходами. По статье «национальная оборона» в 2017 году федеральный бюджет потратит 2,84 трлн руб., или 3,3% ВВП, тогда как сумма расходов по этой статье в новом бюджете-2016 — 3,9 трлн руб., или 4,7% ВВП.

Это в значительной степени счетный эффект: в бюджете, принятом в конце 2015 года, военные расходы составляли 3,09 трлн руб. Дополнительные расходы по этой статье (в основном госгарантии) на 0,8 трлн руб. вызваны необходимостью закрыть авансово-кредитную схему функционирования ВПК. Без учета этого разового изменения военные снизят свои расходы в 2017 году в сравнении с тратами 2016 года примерно на 7% (с учетом — на рекордные 27,1%). В дальнейшем расходы Минобороны будут снижаться уже не так масштабно: на 3,2% в 2018 году и на 4,8% в 2019-м.

Еще одна сенсация бюджета-2017, существующая лишь формально,— сокращение номинальных расходов на здравоохранение на 18,8%: это следствие сохранения в бюджете ОМС около 90 млрд руб. профицита прошлых лет, на которые уменьшается федеральный трансферт в фонд, без них бюджет на здравоохранение рос бы. В 2018 году это произойдет, медицинские затраты вырастут на 5,1% — чуть выше плановой инфляции. В 2019 году в сравнении с 2018-м расходы Минфина по статье «здравоохранение» снизятся на 8,6%. В бюджетных проектировках на 2017-2019 годы роста ставки платежей в фонд ОМС нет, Минфин пока только на словах подтвердил, что Белый дом принял такое решение. В других бюджетных документах показано снижение потребности соцфондов (кроме Пенсионного) в федеральных трансфертах с 2019 года, при этом Минфин объясняет, что в 2018 году заканчивается срок применения льготных ставок соцплатежа (введены в 2011 году).

То, что летнее сокращение расходов бюджета-2016, а затем привязывание расходов на 2017-2019 годы к тратам текущего года произошло без сильных изменений их структуры, показывает практически не меняющаяся доля в ВВП отдельных направлений трат Белого дома по крайней мере на 2017-2018 годы (в 2019 году она меняется из-за предстоящего роста социального перераспределения через соцфонды). Расходы на нацоборону составят 3% ВВП в 2018 году и 2,8% в 2019-м, но удельный вес военных в федеральных расходах будет колебаться около 17%. Расходы на нацбезопасность и правоохранительную деятельность будут снижаться с 2,2% ВВП в 2017 году до 1,9% в 2019-м. Расходы по статье «национальная экономика» (2,6-2,7% ВВП в 2016-2018 годах) стабильны, лишь в 2019 году они снизятся на 200 млрд руб. к уровню 2016 года. Номинально стабильны и расходы по статье «социальная политика» — около 5 трлн руб. в год, что даст снижение их доли в ВВП с 5,9% в 2017 году до 5,1% в 2019-м.

В целом, по данным источников «Ъ», объяснения для Госдумы крупных сокращений в расходах на 2017-2019 годы можно поделить на две группы. Первая — «сокращение объясняется общими подходами к законопроекту»: этой формулировкой Минфин констатирует, что расходы на трехлетку фиксированы (15,8 трлн руб.) и должны быть, с учетом несокращаемых расходов, снижены в незащищенной части на 6%, 9% и 11% от расходов 2016 года.

С учетом инфляции реальные расходы по сокращаемым пунктам снизятся на 10%, 13% и 15%. Вторая группа — сокращение финансирования из-за прекращения старых ФЦП, программ строительства и т.д. Белый дом и Кремль добросовестно отказались от начала новых крупных проектов, и это автоматически балансирует бюджет.

«Бюджетная консолидация» от ведомства Антона Силуанова обеспечена сокращением расходов лишь примерно на 70%, еще 30% приходится на пакет «налоговой мобилизации» — от «налогового маневра» в ТЭК до новой дивидендной политики госкомпаний. Минфин намерен дополнительно мобилизовать в федеральный бюджет 0,85 трлн руб. в 2017 году, 0,95 трлн руб. в 2018 году и 1 трлн руб. в 2019 году. Суммы эти беспрецедентны — но не снимают необходимости занимать через ОФЗ 1,05 трлн руб. в год при сокращении дефицита бюджета до 1,2% в 2019 году.

Символически даже номинальные расходы бюджета в 2017-2019 годах снижаются к исправленным расходам 2016 года (16,4 трлн руб.) — на 1%, 1,2% и 0,3%. В счет за бюджетную консолидацию нужно добавить исчерпание Резервного фонда в 2017 году с невозможностью новых трат ФНБ после 2019 года, рост доли закрытых расходов в бюджете (лишь отчасти объясняющийся созданием Росгвардии) и удельного веса трат на обслуживание госдолга в федеральных расходах с текущих 3,9% до 5,4% в 2019 году. Это оправдывает, в том числе, один из ожидаемых результатов — сокращение федеральных расходов с нынешних 19,8% до 16,2% ВВП в 2019 году. В проекте долгосрочного бюджетного прогноза до 2034 года Минфин, который явно не стал тратить на несколько страниц много сил, ожидает к концу этого срока снижение госрасходов к ВВП до 13,1% — притом что консолидированные региональные бюджеты к тому же времени составят менее 10% ВВП (сейчас 11,8%) при стабильном (7,5-7,8% ВВП) весе бюджетов соцфондов.

Долгосрочный бюджетный прогноз в неявной форме обсуждает необходимость «бюджетного правила». Это еще одна важная составляющая платы Минфина за согласование во властных структурах идеи жесткого оздоровления госфинансов в 2017-2019 годах. «Бюджетное правило», требующее ограничивать трату части нефтедолларов и подробно описанное в рабочих версиях бюджетных документов, в бумагах, которые завтра уйдут из правительства в Госдуму, почти не упоминается — очевидно, защищать этот принцип Минфину придется отдельно и с боями не меньшими, чем при создании российских суверенных фондов.

Дмитрий БУТРИН, Денис СКОРОБОГАТЬКО, Вадим ВИСЛОГУЗОВ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy