Коммерсант-Банк: Переоценка ценностей

0

Итоги 2014 года для российской банковской системы оказались неутешительными. В связи с падением курса рубля темпы роста их капитала весь год не поспевали за темпами роста активов, качество кредитного портфеля падало, а в конце года отечественные банки начали работать себе в убыток. Многим банкам выполнить нормативы достаточности капитала помогло лишь вмешательство Центробанка, изменившего правила расчета данных нормативов.

Капитальная проблема

2014 год выдался для российских банков нелегким. В его первой половине последовали закрытие для наиболее крупных игроков западных рынков капитала и резкое удорожание заимствований для всех остальных в связи с введением санкций в отношении России.

Введение санкций совпало по времени с началом давно ожидавшегося «естественного» экономического спада. Падение выручки предприятий на фоне удорожания заимствований поставило многие из них в довольно сложное финансовое положение, в схожей ситуации оказались и граждане. Это, в свою очередь, не могло не отразиться на качестве кредитных портфелей банков.

Во второй половине года началась резкая девальвация рубля, добавившая банкам хлопот не только из-за возросших проблем с возвратом валютных кредитов, но и проблем с капитализацией: валютная часть активов росла в рублевом выражении, а рост капитала банков, сформированного в основном за счет рублевых источников, не поспевал за этим. То есть капиталы и прибыль банков не поспевали за девальвацией.

В результате общие итоги года едва ли можно назвать утешительными. По данным аналитического обзора «О динамике развития банковского сектора РФ в 2014 году», подготовленного Банком России, в 2014 году прирост активов банковского сектора составил 35,2% (а с поправкой на валютную переоценку — 18,3%), что гораздо выше показателей 2013 года (16,0% и 14,1% соответственно). При этом, согласно статистике, опубликованной на сайте Центробанка, если в 2013 году рост капитала российских банков составил 15,5%, что практически соответствовало темпам роста активов, то в 2014-м — лишь 12,2%, то есть почти втрое ниже темпов роста активов.

При этом на фоне относительно низких показателей прироста капитала риски, которые банкам нужно покрывать за счет в том числе этого капитала, судя по всему, выросли — по крайней мере в секторе кредитования. «Качество ссудного портфеля снизилось,— отмечается в обзоре ЦБ,— главным образом за счет розничного сегмента: объем просроченной задолженности по корпоративному портфелю за истекший год вырос на 33,9%, а по розничному — на 51,6% (до 1,3 трлн и 0,7 трлн руб. соответственно). В результате удельный вес просроченной задолженности по кредитам нефинансовым организациям остался на уровне начала года (4,2%), а по розничным кредитам существенно вырос — с 4,4% до 5,9%».

При этом банки продолжали активно кредитовать. «Сохранялись высокие темпы прироста кредитования: прирост кредитов нефинансовым организациям за год составил 31,3%, до 29,5 трлн руб., физическим лицам — 13,8%, до 11,3 трлн руб. Совокупный объем кредитов экономике (нефинансовым организациям и физическим лицам) увеличился на 25,9%, до 40,9 трлн руб.»,— отмечают в ЦБ.

Если же взглянуть на рейтинги «Интерфакс-ЦЭА», которые публикует «Ъ», ситуация с капиталом выглядит еще более тревожной: активы за 2014 год выросли на 35,2%, а капитал — всего на 3,3%, с 6,26 трлн до 6,47 трлн руб., причем в четвертом квартале наблюдалось снижение капитала на 4,0%.

Отметим, что на провальные итоги четвертого квартала, несомненно, оказал влияние ряд крупных банков, подпавших под процедуру санации, прежде всего Мособлбанк, капитал которого стал отрицательным, причем дыра оказалась весьма внушительной (-111 млрд руб.). С другой стороны, по итогам третьего квартала «Интерфакс-ЦЭА» «добавил» к капиталу банка ВТБ 214 млрд руб. по результатам формальной сделки — конвертации выданного банку Минфином субординированного кредита в привилегированные акции ВТБ. Если не учитывать влияние показателей этих двух банков, прирост капитала российской банковской системы по итогам 2014 года составит порядка 2%.

В результате столь низких темпов прироста капитала в рейтинге «Интерфакс-ЦЭА» по итогам 2014 года лишь у 3 российских банков из 20 крупнейших отношение собственного капитала к активам превысило 10%. Еще у двух — ФК «Открытие» и Промсвязьбанка — данный показатель оказался ниже 5% (также ниже 5% он у Национального клирингового центра, но данная организация сосредоточена на обслуживании сделок на Московской бирже, население и промышленность не кредитует, так что сравнивать ее с обычными универсальными банками было бы некорректно). В среднем же по банковской системе эта величина составила 8,8% против 11,6% годом ранее.

Впрочем, тут надо отметить, что методика «Интерфакс-ЦЭА» при расчете капитала использует исключительно данные оборотной ведомости (101-я форма отчетности) и по своей сути предполагает оценку величины капитала первого уровня. И основное отличие в итоговых оценках капитала в соответствии с данной методикой и методикой Банка России заключается в том, что не учитываются привлекаемые банками субординированные кредиты, то есть кредиты, право требования по которым при банкротстве кредитной организации наступает в «предпоследнюю очередь» — перед выплатами акционерам. «Безусловно, проблема есть и ее не стоит недооценивать. Пока еще снижение показателя не является критическим, но здесь важна, как это часто бывает в экономике, именно тенденция. Тенденция же, к сожалению, негативная»,— говорит директор Института стратегического анализа «ФБК Грант Торнтон» Игорь Николаев.

По данным же Банка России, по итогам 2014 года соотношение капитала к активам российской банковской системы составило 10,2%, упав за год на 2,1 процентного пункта (заметим, что на 1 января 2010 года данный показатель находился на уровне 15,7%). При этом, однако, показатели достаточности капитала банков даже немного выросли по сравнению с показателями начала 2014 года. На 1 января текущего года среднее значение норматива достаточности капитала Н1.0 (то есть отношение капитала к активам, взвешенным с учетом риска) составило 12,5%, а для капитала первого уровня (норматив Н1.2) — 9,0% при минимально допустимых уровнях 10% и 5,5% соответственно.

В самих банках также заявляют, что нынешние уровни их капитализации не должны вызывать беспокойство. «В соответствии с методологией ЦБ нормативы достаточности капитала у банка «ФК «Открытие»» намного выше требуемых уровней,— сообщили в пресс-службе банка.— Показатель Н1.0 на 1 января 2015 года составляет 12,98%, Н1.2 — 7,8%». «Промсвязьбанк осуществляет расчет нормативов достаточности капитала в соответствии с требованиями «Базеля-3» (раскрывается в рамках отчетности по МСФО) и в соответствии с требованиями Банка России,— поясняет зампред правления—руководитель блока «Финансы» Промсвязьбанка Владислав Хохлов.— Нормативы достаточности капитала на все отчетные даты соблюдаются с достаточным запасом». Также в банке сообщили, что существенную часть его капитала составляют бессрочные конвертируемые субординированные кредиты (их можно включать в капитал первого уровня), номинированные в иностранной валюте, что смягчает негативные последствия девальвации для капитала.

Правда, в рассуждениях о выполнении российскими банками нормативов достаточности капитала есть один существенный нюанс. В конце прошлого года Банк России ввел три важных нововведения. Во-первых, при расчете нормативов он разрешил использовать курс рубля на конец третьего квартала 2014 года (39,4 руб./$), что существенно отличалось от уровней конца года (56,3 руб./$), поскольку наибольшие темпы девальвации рубля наблюдались в декабре. Таким образом, в значительной степени было нивелировано влияние опережающего роста активов в силу переоценки их валютной составляющей. Во-вторых, при оценке активов с учетом рисков было разрешено использовать кредитные рейтинги российских банков—эмитентов ценных бумаг на первый квартал 2014 года и всех прочих эмитентов финансовых инструментов на 1 декабря 2014 года, то есть не учитывать эффект их повального снижения. В-третьих, было разрешено не признавать отрицательную переоценку по ценным бумагам. Последние две меры также привели к снижению давления на нормативы достаточности капитала.

«Если говорить о последствиях событий второй половины декабря 2014 года, то ЦБ отнесся к возникшей ситуации с «пониманием» и внес временные изменения в порядок расчета нормативов достаточности. Можно сказать, что банки оказались не готовы, но сумели достойно справиться с ситуацией совместно с ЦБ»,— отмечает директор департамента стратегии и глобального маркетинга Росбанка Евгений Романенко.

«Наибольший эффект на соотношение капитал/активы должно было оказать инфлирование активов за счет валютной переоценки,— считает аналитик «Уралсиб Кэпитал» Наталья Березина.— Без действий ЦБ по смягчению правил расчета нормативов ряд банков, скорее всего, рисковал нарушить нормативы по капиталу, поскольку мог не обладать достаточным временем для корректировки валютной структуры баланса. Действия регулятора представляются, с одной стороны, надлежащими для поддержания устойчивости системы в краткосрочной перспективе, с другой — остаются вопросы по дальнейшим корректировкам, в случае если курс останется вблизи текущих уровней».

Действительно, до бесконечности менять правила расчета банковских нормативов в соответствии с текущими колебаниями валютного курса невозможно — тогда они попросту перестанут быть нормативами. К тому же изменение правил расчета, очевидно, не повышает надежность банковской системы, а лишь позволяет банкам формально выполнить ряд требований регулятора. Банкиры это понимают, равно как и их клиенты. Возможно, именно поэтому ряд банков принима6т дополнительные меры по демонстрации своей финансовой устойчивости. «Промсвязьбанк осуществил тестовый расчет нормативов по РСБУ на 1 января 2015 года без использования льгот, предоставленных письмом ЦБ 211-Т. Значения всех нормативов достаточности капитала (Н1.1, Н1.2, Н1.0) также находятся в пределах лимитов, установленных регулятором»,— рассказал Владислав Хохлов.

Мимо денег

Еще одним неприятным итогом 2014 года для российских банков стало снижение прибыли. «Финансовый результат 2014 года — прибыль в размере 589 млрд руб.— оказался на 40,7% ниже итога 2013 года. При этом впервые за длительное время последний месяц года в целом по банковскому сектору оказался убыточным»,— отмечается в документах Банка России.

По данным рейтинга «Интерфакс-ЦЭА», прибыль российских банков за 2014 год составила 506 млрд руб., что на 36,5% меньше показателя за 2013 год (797 млрд руб.). Роковым при этом оказался конец года. Если итоги первых трех кварталов (прибыль на уровне 635 млрд руб.) вполне позволяли надеяться на достижение прошлогодних показателей, то в последнем банки потеряли 20% от накопленной с начала года прибыли.

«Можно выделить два основных фактора, послуживших причинами существенной потери прибыли во второй половине 2014 года,— это падение доходов и рост объемов резервирования,— говорит Евгений Романенко.— Первый фактор связан с ежемесячным снижением объемов выдачи кредитов, которое было особенно заметно с мая-июня по ноябрь. Панический спрос на кредиты в ноябре и декабре не смог компенсировать снижение доходов банков на протяжении нескольких месяцев. Второй, не менее важный фактор — это активный рост просроченной задолженности и последовавшее за ним начисление резервов, что окончательно съело всю оставшуюся прибыль».

«Стоит отметить, что статистика по финансовым результатам банковского сектора в четвертом квартале была искажена довольно крупными отчислениями в резервы по нескольким санируемым банкам — это Мособлбанк (111 млрд руб.), НБ «Траст» (26 млрд руб.), РОСТ-банк (26 млрд руб.),— полагает Наталья Березина.— То есть порядка 160 млрд руб. резервов (около четверти отчислений по сектору за квартал) — это некий разовый эффект по банкам «в особом положении». В то же время нельзя отрицать, что повышенное резервирование было одним из основных факторов давления на финансовый результат, у ряда крупных здоровых банков также были повышенные резервы. Большой вклад в итоговую сумму по секторальным резервам внесли, к примеру, Сбербанк (127 млрд руб. по 102-й форме, тогда как в первом-втором кварталах значение не превышало 60 млрд руб.) и Альфа-банк (74 млрд руб. против 13-16 млрд руб. в первом-третьем кварталах), а также группа ВТБ, Промсвязьбанк, банк «Центрокредит»».

«Сокращение прибыли в 2014 году по сравнению с 2013 годом было вызвано ростом резервов, сформированных под возможные потери, и резким удорожанием стоимости ресурсов. Происшедший в декабре резкий рост ключевой ставки (с 9% до 17%) и доходностей по депозитам Минфина (до 38% на десять дней) сказался и на росте процентных расходов по привлеченным средствам юридических лиц. Негативный вклад только последнего фактора составил 58% от прибыли 2013 года»,— считает заместитель начальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Максим Петроневич.

«Текущее состояние банковской системы России обусловлены общим ухудшением финансового состояния значительного числа компаний, а также является следствием ухудшения ситуации на рынке труда и снижения реальных доходов населения в условиях девальвации и высокой инфляции. Для адаптации к новым условиям банкам потребуется некоторое время, после чего ожидается восстановления прибыльности банков на докризисный уровень. Цикличность в банковском секторе России отражает цикличность в нефтегазовой отрасли, которая является основным драйвером российской экономики»,— говорит главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин.

Отметим, исправить ситуацию с падением прибыли банков, возможно, удастся нескоро. «Сложно давать какие-то прогнозы, но можно ожидать, что ситуация продолжит ухудшаться,— прогнозирует Евгений Романенко.— С точки зрения доходов по итогам первого квартала нас ожидает падение объемов выдачи кредитов, вызванное в первую очередь повышением ключевой ставки ЦБ. Кроме того, в конце декабря — начале января банкам пришлось привлечь много дорогих депозитов, в основном на короткий срок, так что уплата процентов как раз придется на март-апрель. Вместе с тем просроченная задолженность по кредитам, а за ней и резервы продолжат расти. Многие банки покажут убытки по итогам первого квартала». Пока данный прогноз подтверждается: по данным ЦБ, январь 2015 года российские банки вновь закончили с убытком (23,6 млрд руб.).

Заметим также, что падение прибыли является плохим сигналом также с точки зрения перспектив роста капитала, поскольку именно нераспределенная прибыль традиционно является одним из важнейших источников пополнения банковского капитала.

Туманные перспективы

Разумеется, для клиентов банка (по крайней мере тех, которые не являются их акционерами) главный вопрос не прибыльность кредитных организаций или выполнение ими установленных регулятором нормативов, а их надежность. В этом плане важны два аспекта. Первый — собственно финансовая устойчивость банков, их способность выполнять свои обязательства. Второй — готовность Банка России в кризисных условиях продолжать политику последних лет, направленную на ужесточение контроля и принятие решительных мер воздействия на банки, не соблюдающие финансовую дисциплину. Иными словами, вопрос в том, насколько вероятно, что в нынешней ситуации ЦБ пойдет на санацию, отзыв лицензий и прочие меры воздействия на крупные банки, не выполняющие нормативов.

По поводу устойчивости основные надежды эксперты возлагают на помощь со стороны государства. «Естественно, что падение прибыли устойчивости банковской системе не прибавило. Но уменьшение прибыли не выглядит пока каким-то катастрофичным, тем более на фоне масштабной — свыше 1,5 трлн руб. — финансовой помощи банкам, предусмотренной антикризисным планом правительства»,— говорит Игорь Николаев.

«В 2015 году поддержку системе окажут ожидаемые вливания в капитал государственных и частных банков со стороны государства,— считает Дмитрий Монастыршин.— В настоящее время утверждено несколько механизмов. Ключевые из которых конвертация субордов, выданных ВЭБом в 2008-2009 годах на сумму порядка 900 млрд руб., в привилегированные акции. А также предоставление субординированных займов в виде ОФЗ на 1 трлн руб. через АСВ».

«В плане устойчивости многое сейчас зависит от способности каждого банка пополнить капитал — за счет доступа к госпрограмме через ОФЗ и за счет средств акционеров,— полагает Наталья Березина.— Сейчас это представляется основными возможными источниками; органическое пополнение капитала через прибыль в этом году во многих случаях будет затруднено. К числу внешних факторов, влияющих на состояние сектора, помимо ожидаемого общего спада экономики можно отнести волатильность курса рубля и снижение реальных доходов населения — это создает дополнительные препятствия к притоку вкладов, особенно в рублевой части, и может способствовать сохранению высокой стоимости корпоративных депозитов как альтернативного источника фондирования».

Что же касается решительности надзорного органа, здесь мнения экспертов разделились. «Банковские» аналитики в основном склоняются к тому, что ЦБ продолжит жесткую политику.

«Политика ЦБ последнего времени направлена на оздоровление сектора,— отмечает Дмитрий Монастыршин.— При этом у государства достаточно ресурсов как для поддержки всей системы, так и отдельных крупных игроков. В 2014 году объем средств, предоставленных ЦБ банкам, вырос с 4,8 трлн руб. до 6,6 трлн руб. Отзыв лицензий и санация крупных игроков с активами более 200 млрд руб., на наш взгляд, вполне возможны. Откладывание решения имеющихся проблем может приводить к нарастанию дыр в балансах проблемных банков, что будет требовать еще больших государственных вливаний для расчетов с добросовестными клиентами».

«Банк Росси будет продолжать политику оздоровления всего финансового сектора, включая кредитные организации,— считает Максим Петроневич.— При этом решения о санации/отзыве лицензии не принимаются механистически, а основываются на результатах всестороннего анализа финансового положения банка, наличия угрозы имущественным интересам кредиторов и вкладчиков, а также экономических и социальных перспектив того или иного решения».

«Вряд ли стоит ждать изменения политики ЦБ,— соглашается Евгений Романенко.— В отличие от ситуации, вызванной «эффектом девальвации», регулятор и дальше будет следить за тем, чтобы банки продолжали контролировать свою кредитную политику и усердно выполняли предписания. В случае нарушений лицензии будут отзываться. Однако стоит сделать оговорку, что в случае с действительно крупными банками регулятор может предпочесть провести санацию вместо отзыва лицензии, дабы снизить нагрузку на АСВ».

А вот аналитики, не связанные напрямую с банковским сектором, не столь уверены, что Центробанк станет «идти на принцип».

«ЦБ вряд ли будет сегодня практиковать санацию/отзыв лицензий и прочие серьезные меры по отношению к банкам, не выполняющим нормативы,— считает Игорь Николаев.— Причем не будут иметь принципиальное значение причины, почему установленные нормативы оказываются невыполненными, будь то «эффект девальвации» или рискованная кредитная политика. И если по «эффекту девальвации», казалось бы, вопросов и не должно возникать, то условно оправдание рискованной кредитной политики требует пояснений. Все просто: в условиях фронтально углубляющегося кризиса кредитная политика в целом становится рискованной и даже высокорискованной. Самое очевидное подтверждение этому — те ставки, по которым банки сегодня готовы кредитовать бизнес и население». «Отзыв лицензий у крупных банков нам представляется маловероятным в силу эффекта на устойчивость системы и общие настроения, а также в силу размера фонда страхования вкладов»,— замечает Наталья Березина.

Остается отметить, что Банк России, по-видимому, попал в действительно непростую ситуацию. Курс на оздоровление банковской системы был объявлен регулятором публично и проводится уже нескольких лет; резкая девальвация рубля в конце прошлого года, столь негативно повлиявшая на показатели банков, похоже, во многом была спровоцирована действиями ЦБ, объявившего переход к плавающему курсу национальной валюты в не особо удачный момент. Отказ от любой из этих стратегий будет крайне болезненным. Курс же на докапитализацию или санацию банков за счет государственных средств, на который на данный момент, похоже, и делают ставку денежные власти, также нельзя назвать хорошим выходом — уже не в первый раз проблемы банковского сектора решаются за счет средств налогоплательщиков, что порождает сомнения в эффективности управления системой в целом.

Петр РУШАЙЛО

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy