Коммерсант: Алексей Кудрин о санкциях и продовольственном рынке

0

Дискуссия об ответных мерах России на западные санкции приутихла, были даны разные оценки результативности таких мер — иногда прямо противоположные. Однако основные причины сложившихся пропорций на нашем продовольственном рынке так и не были названы.

Производство сельхозпродукции в России за 2000-2013 годы в динамике несколько отставало от прироста ВВП, который за эти годы немного не дотянул до удвоения. Но в это же время за счет опережающего роста зарплат реальные доходы граждан увеличились втрое. Очевидно, что спрос рос быстрее предложения, и, если бы не импорт, либо возник бы продовольственный дефицит, либо куда существеннее выросли бы цены.

На это наложилась еще более существенная тенденция. С 2000 по 2013 год в связи с существенным ростом мировых цен на нефть и газ в Россию пришло более $2,3 трлн за эти товары, тогда как за 1992-1999 годы — всего $200 млрд. Этот объем валюты «вывалился» на российский рынок, и произошло то, о чем так часто предупреждали: в условиях избытка валюты на рынке рубль стал быстро укрепляться, возник эффект «голландской болезни». С 2002 по 2013 год реальный курс рубля к евро вырос более чем на 60%, а к доллару — почти на 130%. Это означает, что европейские товары по отношению к российским подешевели на 37%, а американские — на 56%!

Если взять все страны-импортеры (включая страны СНГ и Китай) с их валютами и взвесить по объему торговли, то средний фактический курс рубля ко всем валютам стран—поставщиков в Россию укрепился примерно на 60%, то есть цены поставляемых товаров снизились на те же 37%. Этот фактор существенно улучшил позиции импортеров, намного превысив эффект дотаций на сельхозпродукцию в Европе или эффект уменьшения пошлин при вступлении в ВТО.

В связи ростом доходов нашего населения и снижением стоимости импорта общий объем ввоза товаров вырос за 2000-2013 годы с $45 млрд до $341 млрд, а сельхозпродукции — примерно с $7 млрд до $43 млрд. При этом на фоне роста потребления доля продовольствия и сельхозпродукции в нем, по данным экспертов, оставалась в среднем постоянной — чуть меньше 50%.

В сентябрьском прогнозе Минэкономразвития указывается, что Россия себя обеспечивает продовольствием более чем наполовину. Курс рубля в значительной мере определял ту черту, за которой российские издержки делают нашу продукцию неконкурентоспособной, именно курс определил пропорции экспорта и импорта. С импортом могли конкурировать только очень эффективные хозяйства. Сегодня наши издержки заметно выше, чем в странах СНГ, и немного выше, чем для продукции из дальнего зарубежья — с учетом ввозных пошлин.

Правительство РФ, создавая валютные резервы, тормозило укрепление курса и сдерживало импорт, как бы отодвигая границу импорта в пользу российских производителей. Все эти годы призывы потратить валюту из резервных фондов, выведя ее на рынок, привели бы еще большему укреплению рубля и большему импорту товаров. Эти призывы были направлены против российского производителя.

Очевидно, что санкционные меры по ограничению импорта по отдельным продуктам на один год не дадут существенного эффекта для роста внутреннего производства. Для этого нужно вкладываться в производство и наращивать результат несколько лет. Видимо, ограничения продлятся более одного года, но это неизвестно точно, и серьезные инвесторы на таких условиях не вкладываются. Кроме того, в расширение производства нужно вовлекать менее плодородные земли и менее производительные хозяйства, цены на продукцию которых будут выше.

В ближайшие годы экспорт из России и, соответственно, приток валюты, скорее всего, несколько снизятся. Но валюта по-прежнему будет использована в основном для импорта: одних поставщиков просто заменят другие. Впервые за много лет мы имеем перелом тенденции: рубль будет ослабевать, а отток капитала и низкие цены на нефть ускорят этот процесс. С начала года номинальный курс снизился более чем на 20%. А средний эффективный курс впервые снизится на 4-5%, что сократит общий импорт в Россию примерно на 7-8%. Импортные товары подорожают, и российские цены станут более конкурентоспособными, формируя главный стимул импортозамещения. Заплатит за это покупатель, а бюджетная поддержка будет лишь незначительным подспорьем.

Алексей КУДРИН

Автор — председатель Комитета гражданских инициатив

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy