KazanFirst: Вокруг «Лизинг-гранта» может разгореться новый скандал

1

Вокруг программы поддержки малого и среднего бизнеса «Лизинг-грант» может разгореться новый скандал. На этот раз проблема в эффективности денег, выделяемых предпринимателям со стороны государства, а также взаимодействия предпринимателей с лизингодателями.

Руководители крестьянских фермерских хозяйств (КФХ) Юрий Колесников и Ракеш Хафаев более года назад взяли оборудование по программе «Лизинг-грант». Сейчас предприниматели отказываются платить лизингодателю — «Лизинговой компании малого бизнеса Республики Татарстан» (ЛКМБ) и утверждают, что оборудование невозможно использовать.

Представители ЛКМБ уверяют, что оборудование в рабочем состоянии и давно используется по назначению.

По словам Колесникова, оборудование по производству комбикорма ЛКМБ поставила «в темное время суток» 31 января 2013 года. Его стоимость – порядка 3 млн рублей. Из них 1 млн внесло минэкономики РТ (оператор проекта «Лизинг-грант»). 2,3 млн рублей – остаток.

«Когда оборудование начали разгружать утром, оно оказалось ржавым, — объясняет Колесников. — Когда пуско-наладку сделали, одно начало лететь, другое начало ломаться. Запуск мы произвели, но как произвели, так и остановили».

Сама лизинговая компания видит ситуацию совсем по-другому. Замдиректора ЛКМБ Ринат Габдрахманов в разговоре с KazanFirst уверяет, что предприниматели не заплатили ни копейки, но до сих пор используют это оборудование.

«У нас есть видеофиксация, когда привезли [оборудование Колесникову]. Оно эксплуатируется. У нас есть акты осмотра, неоднократные выезды, мы хотели забрать это оборудование, но Колесников передал его третьему лицу, что категорически запрещено. Тот, кому он передал оборудование, говорит: а почему я должен его вернуть, я плачу арендные платежи Колесникову, я на нем работаю», — заверяет Габдрахманов.

Торгово-промышленная палата РТ провела в марте 2013 года экспертизу, которая выявила значительные нарушения. Оборудование признали неликвидным, продолжает Колесников. «Мы под это оборудование отдали свой дом, который был куплен с использованием средств материнского капитала. Оформить долю детям не успели, нарушили закон», — сетует собеседник. Теперь они хотят забрать наш дом, говорит он.

Именно Колесников нарушил закон, не зарегистрировав там детей, он нам дал в залог этот дом, он ввел в заблуждение нас и Регпалату, продолжает Габдрахманов.

«Сделка зарегистрирована на основании закона об ипотеке. Что касается того, что его выгоняют, это не так. Работает служба судебных приставов — мы не собираемся забирать у него этот дом, мы не варвары какие-то, пусть живут в этом доме. Нам этот дом не нужен – нам нужно, чтобы нам вернули деньги за предоставленное оборудование», — комментирует собеседник.

Колесников обратился в Вахитовский суд два года назад, суд встал на сторону предпринимателя. Следующий суд, Альметьевский, к которому надо было привлекать из-за использования средств маткапитала органы опеки, соцзащиту, Пенсионный фонд, мы проиграли, говорит он. «Когда подали в Верховный суд, сумму долга, которую мы не заплатили лизинговой компании, суд сократил на миллион. На данный момент мы должны 1 млн», — резюмирует он.

Руководитель другого КФХ Хафаев рассказывает, что с лизинговой компанией договор был заключен в 2014 году. У предпринимателя был свой поставщик, который не устроил компанию, так как не прошел аккредитацию. Тогда ЛКМБ предоставила другого поставщика — «ТехМаш». Хафаев уверяет: ЛКМБ навязала ему эту компанию.

«Мы приобретали трактор Belarus 1021, пресс-подборщик, навесное оборудование к нему, плуг польский и герметичную тележку. Все это стоило чуть более 2 млн. <...> Мне удалось составить допсоглашение, что мы перечисляем часть суммы, 484 000 – первоначальный взнос. После оплаты этой суммы (28 мая 2014 года) поставщик в течение 5 дней был обязан нам предоставить полный перечень оборудования, но нам до сих пор не поставлен плуг. Хотя товарная накладная содержит и его, и там вся сумма», — негодует Хафаев.

Хафаев уверяет: трактор не может использоваться, находится в нерабочем состоянии. Из-за этого он пропустил сезон сельхозработ.

18 декабря предприниматель отдал вторую часть залога. Вскоре лизинговая компания вручила письмо об одностороннем расторжении договора и подала на него в суд, чтобы изъять технику, тот миллион, который мы перечислили, говорит он.

По словам Габдрахманова, плуг и вся остальная обвеска была получена Хафаевым вместе с трактором: «Это подтверждается актом приема-передачи, который он подписал. Если Хафаеву так не нравится трактор, мы готовы его забрать. Трактор у него обычный, никто ему некондиционный трактор не поставлял». Взнос, который он должен был отдать в мае, он отдал только в декабре, рассказывает собеседник. Остаток Хафаев не вернул, заверяет он.

По данным Габдрахманова, Хафаев купил на деньги, предназначенные для покупки оборудования, коров: «Но это целевые деньги, бюджетные, они не на покупку скотины, а на трактор по лизингу. Он нас обещаниями кормил до августа, пока ситуация не переросла в конфликт, начал говорить, что трактор не тот, стал прятать его».

Габдрахманов говорит, что был вынужден написать заявление в полицию о незаконном удерживании имущества, так как оно передано в финансовую аренду: «он не отдает и прячет его сейчас».

Трактор находится в Актанышском районе, говорит Хафаев.

«Я им не выплачивал сумму — если оборудование сразу «полетело», если невозможно было использовать оборудование. По договору можно в течение месяца вернуть его, но почему они тянули два года? Мы просили, заберите его», — поясняет Колесников.

Через два года в ЛКМБ решили расторгнуть договор, «указывают причину, что мы не платим», вспоминает он: «А почему они сразу не расторгли договор? У меня есть документы, что мы просили о расторжении договора».

При этом поставщик Хафаева, директор «ТехМаш» Георгий Золин, уверяет, что никаких долговых обязательств у них друг перед другом нет: «Мы поставили им новое оборудование по договору, сертифицированное. Он может вернуть трактор. Но почему он хочет вернуть его? Он обвиняет нас в том, что ему якобы дали не то оборудование». Но он подписал договор купли-продажи с лизинговой компанией. Он настаивал, что ему нужно срочно работать — это был разгар сельскохозяйственных работ, говорит Золин.

Золин подтверждает слова Габдрахманова, что Хафаев потратил деньги на покупку скота вместо исполнения договора. «Часть денег он заплатил, у меня к нему все претензии пропали», — говорит Золин. Все недопонимания остались между лизинговой компанией и самим предпринимателем. По словам поставщика, Хафаев все же отработал на тракторе «целое лето», при этом «не обратился ни разу по техобслуживанию».

Предприниматели же говорят, что данные проведенных экспертиз подтверждают их слова, что оборудование к использованию не было пригодно.

Лейсана НАБИЕВА — Казань

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy