Газета.Ru: К Новому году цены поднимут 60% российских предпринимателей

0

Девальвация и эмбарго на продукты питания пока не сделали российского производителя более конкурентоспособным. Импортная составляющая в российских товарах по-прежнему высока, а реальные доходы населения падают из-за кризиса. В результате 60% российских предпринимателей собираются поднять цены до конца года. В более выигрышной позиции вновь зарубежные компании.

Импортозамещение остается одной из самых обсуждаемых тем в России. Во вторник этот вопрос стал одним из ключевых на форуме «Объединенного народного фронта» (ОНФ), в работе которого принял участие Владимир Путин.

Власти рассчитывали, что контрсанкции и девальвация рубля помогут отечественному производителю потеснить импортную продукцию. В первую очередь в пищевой промышленности. «Безусловно, само по себе это создает более конкурентоспособные условия для наших, отечественных, товаропроизводителей», — комментировал Путин введение запрета на ввоз в РФ фруктов, мясной и молочной продукции из США, ЕС, Канады, Норвегии и Австралии 7 августа 2014 года.

Теоретически это вполне обоснованно: снижение курса национальной валюты при прочих равных условиях должно повышать стоимость импортных товаров и увеличивать на этом фоне привлекательность местной продукции. Запрет на ввоз должен высвобождать ниши для отечественных продуктов. Однако ничего подобного пока не наблюдается.

Одна из причин в том, что существенная часть сырья для российских товаропроизводителей, равно как технологии и оборудование, импортируется.

Производитель кондитерских изделий в России концерн «Бабаевский», в частности, может прекратить выпуск некоторых продуктов, пока ищет альтернативных поставщиков импортного сырья. У концерна это орехи, которые запретили привозить из США и ЕС. Кроме того, контрсанкции привели к резкому росту цен на орехи, как говорится в квартальном отчете компании: например, фундук подорожал на 28%. То, что не подпало под российское эмбарго, дорожает из-за падения рубля. Так, какао-бобы стали дороже на 18,6%, сахарный песок — на 17%, шоколадная масса — на 36,8%.

«Мясопроизводители используют такие импортные продукты, как соевые жиры, аминокислоты, концентрированные корма, а также генетические материалы. Естественно, рост цен на эти продукты ведет к росту цен себестоимости», — говорит президент Мясного совета Единого экономического пространства Мушег Мамиконян. Мясоперерабатывающая отрасль, как подсчитало Минэкономразвития, сильнее всего пострадала от прекращения импорта сырья из ЕС и Канады.

От импорта зависит не только производство продуктов питания, но и легкая промышленность. «Основной объем импорта в отрасли приходится на сырье: натуральные (хлопковые) и синтетические волокна, пряжу, ткани, причем как натуральные, так и синтетические. Повышение их стоимости, само собой, повлечет повышение стоимости конечной продукции», — пояснил президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром), член Общественной палаты РФ Андрей Разбродин.

Еще одна причина — ожидающееся падение потребительского спроса из-за снижения покупательной способности населения.

Из-за инфляции реальная зарплата не растет. «В августе — сентябре произошло знаковое для нашей экономики событие — реальная зарплата стала снижаться не только в текущем, но и в годовом выражении, — отмечает ведущий эксперт Центра развития НИУ ВШЭ Николай Кондрашов в «Комментарии о государстве и бизнесе». — За последние 14 лет такое наблюдалось лишь во время острой фазы кризиса 2008–2009 годов». В августе и сентябре годовые темпы роста реальной зарплаты опустились до -1,2 и -1% соответственно.

На потребительском спросе это пока не сказалось. «Потребление населения в августе — сентябре, напротив, демонстрировало повышение годовых темпов роста (которые, впрочем, продолжали оставаться низкими): 1,2, 1,4 и 1,7% в июле — сентябре по розничному товарообороту; 0,8, 1,0 и 1,9% в платных услугах населению, — констатирует Кондрашов.

За таким видимым позитивом несложно разглядеть ажиотажный характер потребления на фоне очередного витка девальвации».

Однако Минэкономразвития прогнозирует, что, например, потребление молочной продукции снизится уже по итогам 2014 года — до 243 кг на человека против 248,8 кг в 2013 году. «Снижение спроса возможно в рамках общего снижения потребительского спроса и снижения уровня доходов», — признает пресс-секретарь Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Мария Жебит. «Во время кризиса традиционно на несколько процентных пунктов снижается потребление мяса, показали кризисы 1998 и 2008 годов», — говорит Мамиконян. Он прогнозирует снижение потребления мяса на 5%. «Первоочередной выбор покупателей будет сделан в пользу предметов первой необходимости. Для сравнения: в структуре расходов населения одежда и белье составляют 5,55%, обувь — 2,3%, трикотажные изделия — 1,33%», — делится проблемами своей отрасли Разбродин.

Санкции Запада, запретившие выдавать долгосрочные кредиты ряду российских заемщиков, создали дополнительные сложности, сузив доступ к кредитованию за рубежом. ЦБ, борясь с инфляцией и падением курса рубля, дополнительно осложняет жизнь производителям.

«Молочная отрасль находится в кризисном состоянии, и новых инвестпроектов на рынке появляется немного, а рост курса доллара и евро, конечно, не будет способствовать росту инвестиционной привлекательности отрасли», — говорит Жебит.

Начиная со второго полугодия 2014 года рост легкой промышленности начал серьезно замедляться. В Союзлегпроме это объясняют ухудшением условий кредитования. «Стали почти недоступны не только длинные деньги (инвестиционные), но и короткие кредиты на пополнение оборотных средств. Многие предприятия отрасли, активно работающие с сетевым ритейлом, поставлены на грань выживания», — рассказал Разбродин. В сентябре ситуация, по его словам, особенно резко ухудшилась. И вряд ли стоит ждать улучшения: 31 октября ЦБ поднял ключевую ставку на полтора процентных пункта, с 8 до 9,5%.

В таких условиях многие производители вынуждены поднимать цены.

«В планах 60% предпринимателей в конце года повысить отпускные цены», — сообщил Центр конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ в обзоре «Деловой климат в оптовой торговле в третьем квартале 2014 года и ожидания на четвертый квартал». При этом 65% предпринимателей уже подняли цены реализации. Другой опрос — представителей промпроизводства — показал, что только в октябре 12% предприятий уже подняли цены на свою продукцию и 28% ощутили рост цен на сырье и материалы.

В Союзмолоке «Газете.Ru» рассказали, что потребительские цены на цельное пастеризованное молоко с начала года уже выросли на 10,2%, на сливочное масло — на 11,2%, на сыры — на 9,5%.

«Производители, даже если захотят, не всегда могут компенсировать повышение себестоимости повышением цен, поскольку конкуренция в отрасли очень высокая. Самый крупный производитель мясопродукции имеет долю на рынке не выше 3–5%, а на рынке птицы — не более 10–12%», — комментирует Мамиконян. Импортозамещение, по его словам, будет постепенно расти в ближайшие два года. «На 50% это заслуга отечественных производителей (в первую очередь курицы и свинины), которые будут наращивать производство. Но на 50% виной будет снижение потребления мяса в России», — пояснил Мамиконян, добавив, что не повышать конечные цены при росте себестоимости могут только сильные и крупные компании.

Сложившаяся ситуация в конечном счете выгодна скорее крупным западным компаниям: пережить этот кризис в России им будет проще.

«Они уже не раз все это проходили и знают, как работать в тяжелых экономических условиях и условиях высокой конкуренции. И в этом смысле ничего хорошего не ждет наших производителей», — считает декан Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ, профессор Татьяна Комиссарова. Тем более что поведение потребителя становится ближе к европейскому. По словам Комиссаровой, потребитель стал более рационалистичен. Оказавшись стесненным в средствах, он рационализирует свой бюджет, учитывает соотношение цены и качества, скидки. «Потребитель уже изменился, и с таким потребителем придется жить как минимум ближайшие три года», — комментирует профессор.

На конкретном примере

Благосостояние россиян, исчисленное в «Домиках в деревне», всего лишь за один год снизилось более чем на 4%, показало исследование «Ромир». В сентябре 2012 года на среднюю заработную плату (26 тыс. руб.) можно было приобрести 724 упаковки молока «Домик в деревне». В сентябре 2013-го в одной средней зарплате (29 тыс. руб.) «помещалось» 727 «Домиков в деревне». В сентябре 2014-го на одну среднюю заработную плату (31 тыс. руб.) можно было приобрести только 693 упаковки.

Москвичи в сентябре 2014 года платили за упаковку молока «Домик в деревне» почти на 20% больше, чем петербуржцы: 50,1 и 42,2 руб. соответственно. Столь значительный разрыв образовался из-за того, что в Москве цены снизились по сравнению с летними пиками на 7,5%, а в Санкт-Петербурге — на 13%. А также благодаря тому, что в Северной столице выше доля гипермаркетов в повседневной потребительской корзине. И цены на молоко в гипермаркетах ниже, чем в магазинах иных форматов.

Средняя цена молока «Домик в деревне», приобретенного в сентябре 2014 года в гипермаркетах, составила 41,4 руб. Тот же продукт, приобретенный в дискаунтерах, обходился потребителям почти на 10% дороже — 45,2 руб. В супермаркетах указанная марка молока стоила в среднем 46,7 руб., что на 13% дороже, чем в гипермаркетах. А в магазинах, торгующих через прилавок, за тот же продукт в сентябре потребители платили в среднем по 51,4 руб., т.е. на 24% дороже, чем в гипермаркетах.

Дороже всего молоко «Домик в деревне» в сентябре 2014 года обходилось покупателям сети «Седьмой континент» — свыше 55 руб. Наиболее выгодную покупку этого продукта в сентябре можно было совершить в гипермаркетах сети «Карусель» — менее 40 руб. за упаковку 930 мл.

Что делать

Как ни странно, маркетологи советуют российским производителям в данном случае делать ставку на эмоциональную составляющую. «Рациональному потребителю в итоге не хватает эмоций, поэтому на финальной стадии принятия решения — какой из аналогичных брендов предпочесть — эмоции выходят на первый план. Необходимо догружать эмоции», — говорит декан Высшей школы маркетинга и развития бизнеса НИУ ВШЭ, профессор Татьяна Комиссарова. Это могут быть, например, магазины с уникальным дизайном — оригинальной музыкой, светом и даже запахом.

Екатерина МЕРЕМИНСКАЯ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy