Деньги: Перетягивание кармана

0

Ставки по вкладам явно демонстрируют гражданам, что их средства банки не интересуют — те сами не прочь вложить деньги в карманы «физиков». И, несмотря на грозные окрики ЦБ, рынок потребительского кредитования постепенно восстанавливается.

В этом году еще не было двух месяцев подряд, когда бы росли чистые активы 200 крупнейших российских банков по рейтингу «Денег». Не стал исключением и август: минус 84 млрд руб. На фоне общего объема почти в 70 трлн руб. сумма ничтожная, но тут нюанс в этом самом «почти». Дело в том, что еще в начале года на 200 крупнейших банков приходилось более 73 трлн руб., а сегодня они и до 70 трлн руб. не дотягивают.

Из восьми месяцев этого года только на три пришелся рост активов, да и то самый крупный из них не превышал 105 млрд руб. В то время как из пяти месяцев снижения два были просто катастрофическими — более 1 трлн руб., причем в марте это было гораздо больше: 1,7 трлн руб. В результате за прошедшие восемь месяцев 2016 года 200 крупнейших банков России потеряли 3,6 трлн руб. чистых активов.

Причем существенный вклад в это падение помимо отзывов лицензий внесли кредиты юрлиц: за год их снижение превысило 750 млрд руб. И более 220 млрд руб. приходится на последний месяц. Так же, как и в случае с активами, только три месяца из восьми в этом сегменте показали рост. А из 1,7 трлн руб. падения активов в марте 1,5 трлн руб. пришлись именно на кредиты компаниям.

Совсем другое дело — кредиты граждан. В августе они выросли более чем на 150 млрд руб., превысив 9,5 трлн руб. впервые с октября прошлого года. Планомерное снижение рынка потребительского кредитования началось в январе 2015 года и к июню 2016-го превысило 900 млрд руб.

Первые четыре месяца этого года портфель потребкредитов 200 крупнейших российских банков продолжал неуклонно снижаться, так что за 16 месяцев было лишь три, когда отмечался небольшой рост. Зато из последних четырех месяцев на три пришелся рост, и в результате за все восемь месяцев 2016 года совокупный портфель потребкредитов топ-200 банков увеличился на 40 млрд руб.

Среди игроков рынка этот рост распределяется более или менее равномерно. В первой десятке лишь одно изменение: Росбанк поменялся местами с ХКФ Банком. Первый «похудел» на 2 млрд руб., а второй подрос на 1 млрд руб., но все колебания в районе 1%. А вот за пределами первой десятки случился кардинальный прорыв — банк «ФК Открытие» прыгнул с 43-го сразу на 11-е место. Причем его портфель потребкредитов вырос более чем в четыре раза, с 20 млрд руб. до 106 млрд руб.

Более того, активы «ФК Открытие» выросли почти на 180 млрд руб., что позволило банку обогнать ВТБ 24 и занять четвертое место по активам. Теперь он уступает по этому показателю только Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку. Разгадка стремительного взлета проста — в августе закончился процесс объединения «ФК Открытие» с Ханты-Мансийским банком «Открытие». «Это присоединение стало наиболее масштабным в истории российского банковского сектора. Объединенный банк с активами 3,1 трлн руб. является крупнейшей частной финансовой организацией в России по размеру активов»,— говорится в официальном сообщении кредитной организации.

Постепенное возрождение рынка потребительского кредитования не осталось незамеченным в Банке России. На форуме «Банки России — XXI век» председатель ЦБ Эльвира Набиуллина прямо рассказала, чем так беспокоят регулятора потребкредиты. Дело не в закредитованности граждан и росте долговой нагрузки, не в рисках, которые несут потенциальные невозвраты этих кредитов банковской системе, а в инфляции. «Нас беспокоит риск возможного быстрого роста необеспеченного потребительского кредитования, что может затормозить процесс снижения инфляции»,— заявила она.

Впрочем, пока это беспокойство на перспективу, потому что основной рост, судя по статистике, идет за счет обеспеченных кредитов и в первую очередь ипотеки. Согласно данным самого Банка России, за первое полугодие портфель ипотечных кредитов вырос на 775,3 млрд руб., что почти на 40% больше, чем за тот же период 2015 года.

Но Центробанк на всякий случай еще подстраховался от роста необеспеченных кредитов. С 1 января 2017 года начинает действовать поправка в закон «О кредитных историях», согласно которой банки смогут запрашивать кредитные истории только с указанием СНИЛС. Полная база данных по СНИЛС есть только у ПФР, и делиться ею он не собирается. Это усложнит выдачу экспресс-кредитов только по паспорту — в первую очередь пострадает кредитование в магазинах и выдача моментальных кредитных карт. То есть как раз те виды потребительского кредитования, которые мегарегулятор подозревает в том, что они могут «затормозить процесс снижения инфляции».

Тем не менее избыток ликвидности у банков рано или поздно должен прорваться на рынок. А поскольку предприятия пока не могут оправиться от кризиса, потребительское кредитование выглядит наиболее логичным направлением вложения средств, несмотря на все старания ЦБ.

По валютным депозитам с поправкой на инфляцию это уже происходит. Так, например, Сбербанк установил ставки по ряду срочных депозитов в долларах и евро на уровне 0,01% годовых. При этом даже у самых щедрых банков они редко доходят до 3% годовых.

Но и с рублевыми вкладами дело обстоит не намного лучше — вкладов в национальной валюте со ставкой больше 11% годовых на рынке нет. Притом что среднее арифметическое значение максимальных процентных ставок по рублевым вкладам, рассчитываемое ЦБ, составляет 8,71% годовых, а значит, банки без опаски могут предлагать депозиты под 12,2% годовых. Но не предлагают — не нужны им деньги граждан.

Максим БУЙЛОВ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy