Деньги: Гендиректор НСПК — об административном ресурсе и банковских технологиях

0

Как создается Национальная система платежных карт (НСПК), ее генеральный директор рассказал корреспонденту «Денег» Максиму Буйлову.

— Вы заключили договоры с Visa и MasterCard об обработке их внутрироссийских трансакций через процессинг НСПК, на очереди AmEx, JCB и China UnionPay. Это сейчас приоритетное направление вашей деятельности?

— Мы живем в такое время, что все приходится делать параллельно. Когда мы начинали подписывать первые соглашения с банками и рассказывали, как они будут присоединяться к нам, еще не было развернутого центра обработки данных. Заниматься всем и сразу — единственный шанс в столь краткие сроки успеть сделать ядро платежной системы с полноценным процессинговым и клиринговым центром, в котором воспроизведена технология Visa и MasterCard. Очень хорошо известно, что делает банк-эмитент на своей стороне и банк-эквайрер — на своей. Между ними трансакция, казалось бы, просто проходит через процессинговый центр платежной системы. Запуская НСПК, мы понимали, что на деле все намного сложнее. Но масштабы сложности технологического процесса в полной мере проявились только в процессе работы. Одно только техническое задание по MasterCard составило 650 страниц, по Visa — чуть больше. И реализация всего этого внутри процессинга — это задача года на два по большому счету, а не на пять с половиной месяцев, которые нам отведены.

В дополнение к обработке карт международных платежных систем сейчас уже готовы спецификации для выпуска собственной российской карты и первые пилотные образцы. Форматы, тарифы, продукты, бренд — все будет параллельно выходить на рынок. И через какое-то время именно эта работа станет для нас основной, после того как все будет доделано на стороне процессингово-клирингового центра, когда все внутренние трансакции международных платежных систем будут замкнуты на НСПК.

— НСПК — это в первую очередь процессинг или карта?

— Идеологически НСПК — это в первую очередь платежная карта. Не от хорошей жизни мы поставили все с ног на голову. Мы начали делать систему с процессингового центра еще до того, как была формально утверждена наша стратегия развития. Действительно, стояла насущная задача обеспечить непрерывность внутрироссийского процессинга по картам международных платежных систем. И это можно было сделать, только замкнув их трансакции на российский процессинг, которым и выступила НСПК.

Инфраструктура — необходимое условие функционирования карт, но первичны все-таки сами карты. В марте будет выпущено пилотное платежное приложение, а 15 апреля мы должны отдать на экспертизу основные стандарты спецификаций и методологии. К первому сентября должна появиться полноценная версия всех спецификаций, которые к этому моменту пройдут необходимый аудит, в том числе международный. Они будут выданы всем поставщикам, производителям программного обеспечения, карт, терминальных систем — банкоматов, POS-терминалов. У карты должен быть свой бренд, и в самом ближайшем будущем мы планируем объявить национальный конкурс по его разработке.

— Для карт НСПК придется ставить отдельные банкоматы и терминалы в торговых точках?

— Нет, наша задача — максимально облегчить жизнь банкам, чтобы им даже не нужно было физически выезжать к тысячам расставленных по стране банкоматов и POS-терминалов для переналадки. Это может быть сделано дистанционно, на уровне настроек непосредственно из процессинга самого банка.

— Что будет представлять собой сама карта, планируется наделить ее какими-то специфическими сервисами?

— Я не скажу, что мы собираемся сделать что-то принципиально новое и неизведанное. Будут базовые дебетовые продукты, коммерческие продукты, имеющие отношение в первую очередь к кредитованию. Планируются продукты, связанные с различными дополнительными возможностями карты, бонусными программами, консьерж-услугами. Предполагается возможность бесконтактных и мобильных платежей.

— Планируете ли вы, что карты НСПК будут приниматься за границей? Может быть, какие-то иностранные банки смогут их выпускать или же это будет продукт исключительно для внутреннего потребления?

— Эмиссия наших карт иностранными банками рассматривается как перспективный этап становления Национальной системы платежных карт. Мы понимаем, как можно достаточно эффективно реализовать прием российских карт через сотрудничество с национальными платежными системами разных стран, будь то Белоруссия, Казахстан или Армения, а может быть, даже таких, как Таиланд, Египет или Турция, куда ездит много наших туристов. В этих странах есть похожие сформированные национальные структуры, с которыми можно на межсистемном уровне заключать договоры о сотрудничестве.

— А самостоятельный выход на западные рынки под собственным брендом?

— Самостоятельный выход платежной системы НСПК на иностранные рынки невозможен без полноценной эмиссии карт на этих рынках, это показывают примеры JCB и China UnionPay. Если говорить откровенно, пока их эмиссия в России — это очень локальные, узкосегментные проекты. Самостоятельный выход на новый рынок требует колоссальных инвестиций. Даже для China UnionPay, у которой 3 млрд карт. Но в какой-то момент стало понятно, что из этих 3 млрд реально присутствует на чужих страновых рынках очень маленький процент. Когда нет массового проникновения карты, когда торговец такую карту не видит месяцами, он про нее начинает забывать. Ну мало у нас людей с картами JCB и China UnionPay. И интерес к приему таких карт падает. Без живых людей с картами, которые приходят и хотят ими заплатить, проникновение карточного продукта крайне проблематично.

— Кобренды с международными платежными системами вы не рассматриваете?

— Мы рассматриваем. Но это не может быть основным направлением развития российской платежной системы. На начальном этапе у банков будет возможность выпускать нашу карту в сотрудничестве с теми или иными международными платежными системами. В большей степени это необходимо для того, чтобы карта не потеряла функциональность для часто путешествующих россиян. В этих случаях кобейджинговые проекты возможны. Кроме того, такая возможность будет заложена на технологическом уровне в российский чип. И самое главное, к нам уже есть интерес целого ряда международных платежных систем по взаимодействию такого рода.

— А внутри страны вам придется с ними конкурировать.

— Наша основная цель — обеспечить максимально широкий прием карты НСПК и массовая эмиссия внутри России. Это цель краткосрочная. Есть среднесрочные цели: обеспечить выход нашей карты на соседние рынки и полноценное конкурентное развитие карты внутри России. Сделать так, чтобы банкам было интересно ее выпускать.

— Для конкуренции с международными платежными системами надо предложить более привлекательные тарифы?

— Мы хотим сбалансировать структуру тарифа со структурой себестоимости обслуживания карт. Если это дебетовая карта, себестоимость проведения трансакции связана в первую очередь с фиксированными издержками. Значит, и тарификация взаимодействия эмитента и эквайрера в трансакционной цепочке не должна включать в себя процент от суммы сделки. В дебетовых трансакциях нет себестоимости, связанной с тем, сколько денег перевел один банк другому через платежную систему. Там нет кредитной составляющей. Мы рассматриваем такой вариант, и он отражен в тарифной политике, которую мы вынесли на рассмотрение совета участников и пользователей НСПК.

— Фиксированная комиссия — это тот козырь, с которым вы собираетесь конкурировать с международными платежными системами?

— Нет, я не хочу через это конкурировать. Это импульс, который позволит привести рынок в чувство. Международные платежные системы в последние годы устроили гонку тарифов, в борьбе за эмитента они перестали четко осознавать экономическую сущность интерчейнджа — компенсации банку-эмитенту от банка-эквайрера. Они стали конкурировать — кто даст больше интерчейндж по своим базовым карточным продуктам. И он вырос с 1% до 1,5% буквально в течение двух лет. Это никак не отразилось на себестоимости трансакций для торговцев, соответственно, инфраструктурный бизнес, требующий инвестиций в развитие сети, оказался под большим давлением. Затем появились предоплаченные карты. И платежные системы снова предложили продвигать эмиссию предоплаченных карт через интерчейндж. И вот здесь была, как мне кажется, очень серьезная ошибка. Есть несколько видов продуктов. Кредитный — по нему ты делаешь покупку сейчас, а платишь потом. Дебетовые карты, когда у тебя деньги на счете, и при совершении покупки они списываются. И предоплаченные карты — по ним комиссии должны быть еще ниже. Ты деньги сразу отдал банку, которыми он уже пользуется. И вот эти трансакции, по предоплаченным картам, на которых банк зарабатывает на остатках, вдруг стали дороже по интерчейнджу, чем по дебетовым,— 2%. Это перекосило всю экономическую суть того, как работает четырехдоменная модель (клиент, банк-эмитент, банк-эквайрер, торговая точка). Есть желание придать здравый экономический смысл тарифообразованию.

— Фиксированные тарифы помогут?

— Я знаю по своему опыту, что, если предложить торговому предприятию комиссию 2,5%, ему это покажется дорого. А вот предложение с каждой трансакции платить, например, пять рублей не напугает. Для торговца пять рублей — это немного, он иногда даже не станет наклоняться, чтобы поднять упавшую монету. Это психологически очень важный момент — перевести тарификацию для торговых предприятий на фиксированную сумму с трансакции.

— А по кредитным картам оставить тариф в процентах?

— Мне кажется, принципиально важно, чтобы у продавца было понимание, какую карту он принимает, кредитную или дебетовую. Я поясню, почему это важно. Если он начнет принимать только дебетовые карты, то обнаружит, что остался без своих лучших клиентов, которым удобно брать крупные покупки в кредит у банка, выдавшего карту. Именно на таких клиентах делался основной заработок. И в этом случае у продавца будет выбор. Либо он платит фиксированную комиссию, но теряет основных клиентов, платящих кредитной картой, и у него будет много покупок, но очень дешевых и мелких. Либо предоставляет клиенту удобное средство платежа, но платит за это 2,5%.

— Вы уверены, что такой подход к тарифам поможет в конкуренции с международными платежными системами?

— Я знаю совершенно точно две вещи, которые позволят нам в сжатые сроки стать серьезным игроком на рынке. Первое, и это очень важно: карта НСПК должна приниматься в устройствах всех значимых игроков, которые в этих устройствах уже принимают карты других платежных систем. То есть законодательство обеспечило такие стартовые условия, что у нас нет необходимости уговаривать эквайреров принимать наши карты.

Второе — значимые банки должны стать участниками НСПК по эмиссии. Здесь я понимаю, что норма закона гораздо менее жесткая для банков: они могут стать участником, выпустить одну карту и формально выполнить требование закона. Это возможно, если карта не будет интересна участникам-банкам. А интересна банкам она будет, если будет интересна физическим лицам. Бизнес начнется тогда, когда возникнет некий коммерческий интерес у банков. Некоторое время назад мы проводили встречи и собирали мнения ведущих банкиров, их видение того, что должна сделать российская платежная система, чтобы им захотелось эти карты выпускать. На первом месте по значимости у большинства — грамотное и выгодное для них тарифообразование.

На втором месте — запрос или скорее ожидание со стороны банковского сообщества, реализация тех или иных возможностей, которые мы могли бы дать им, будучи окологосударственной структурой. «Ребят, ну вы же там, где-то при власти, вам сам бог велел что-то сделать, какие-то программы там с налогами, с государственными платежами, с чем угодно». Они видят, что здесь есть какой-то потенциал. Вот его реализовать было бы очень интересно, и, думается, это действительно позволило бы нам получить преимущество.

— А вы действительно можете добиться, например, снижения налогов для тех, кто принимает или выпускает карты НСПК?

— Нам в шутку предложили: для того чтобы карта была максимально востребована, надо разрешить продавать по ней алкоголь после 23:00. Если серьезно, вполне возможны варианты государственно-частного партнерства. Например, налог при платежах по карте на 1% ниже. В этом случае НСПК должна со своей стороны сделать минимальный тариф, а торговец — предлагать дополнительную скидку или программу скидок. Я думаю, что рассмотрение таких программ в обозримом будущем возможно.

— Возможно ли сделать карту НСПК полностью на российских технологиях?

— Мы ставим перед собой задачу сделать российским то, что мы можем сделать российским. Определенное отставание в производстве компьютерной техники и сетевых устройств у нас есть. На сегодня основное программное обеспечение для процессинга и для использования в чипе — российское. Более того, исходный код будет не просто принадлежать нам, он будет нам подконтролен, и все его дальнейшее развитие будет идти внутри самой компании НСПК. Если говорить об инфраструктурной программно-аппаратной платформе, здесь мы тоже старались исходить из максимальной независимости от какого-то конкретного производителя. Мы используем технологии, которые не связаны с каким-то одним поставщиком, который может в любой момент перекрыть нам кислород. Это открытые технологии, которые производятся даже не в одной какой-то конкретной стране.

— Но это иностранные производители?

— Да, пока иностранные. Найти то или иное железо нужной степени производительности и надежности внутри России нам пока не удается. Оборудование, связанное с системами безопасности, с защитой контура, у нас российское. У нас есть, как это модно сейчас говорить, «дорожная карта», как, в какие сроки мы будем искать и даже помогать российским производителям делать нужную нам элементную базу. Это позволит нам быстрее перейти на российские аналоги без ущерба качеству, но в соответствии со стандартами, которые мы предъявляем иностранному оборудованию. Эта задача не может быть решена за один день или за один год. Это некая программа развития высоких технологий, микроэлектроники внутри страны.

— С УЭК (универсальная электронная карта.— «Деньги») вы как-то планируете пересекаться? Сделают ли для карты НСПК какие-то идентификационные приложения?

— Моя личная позиция, что идентификационные средства, электронные паспорта не должны пересекаться с платежными средствами. Это два разных направления, их опасно скрещивать. У НСПК будет платежная карта с множеством разных сервисов, с дополнительными функциями. Но как идентификационный документ эта карта работать не должна. Это опасно.

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy