Деньги: Банк уполномочен поглотить

0

В последние три года на банковском рынке больше всего покупок совершают госбанки, однако далеко не все их приобретения оказываются удачными. Качество банков, выставляемых на продажу, зачастую оставляет желать лучшего. Впрочем, как показывает опыт иностранных банков, покидающих российский рынок, и на прозрачный бизнес найти сегодня покупателя непросто.

Ситуация на банковском рынке слияний и поглощений непростая. С одной стороны, предложение явно превышает спрос. Казалось бы, покупателям это на руку — цены падают. С другой стороны, качество многих продаваемых банков неудовлетворительное. Выставленные на продажу банки зачастую до сих пор несут на себе печать кризиса ликвидности 2008 года.

Да и покупатели стали намного разборчивее. До кризиса финансовые группы активно скупали банки, чтобы прежде всего отхватить долю на быстрорастущем рынке. Теперь, в условиях экономической нестабильности в России и остальном мире, а также при жесткой политике Центробанка, снижающей доходность профильного бизнеса, банки вынуждены пересматривать стратегию развития.

Аппетиты государственного масштаба

Самыми активными покупателями на финансовом рынке последние три года являются Сбербанк и ВТБ. Причем у каждого из них своя стратегия. Сбербанк придерживается курса на проникновение в новые для него бизнес-сегменты. Так, в прошлом году он приобрел 70-процентную долю в банке «БНП Париба Восток», чтобы на его базе построить банк, специализирующийся на пока еще высокодоходном и одновременно высокорисковом сегменте потребкредитования в магазинах. Новый банк продвигается под логотипом «Сетелем-банк». Две недели назад Сбербанк увеличил свою долю в нем до 74%. В течение трех лет она может вырасти до 80%.

Кроме того, Сбербанк приобрел страховую компанию «Альянс Лайф», поскольку намерен внедриться в сегмент накопительного страхования жизни. В России рынок страхования жизни пока довольно мал, в отличие от развитых стран, где программы накопительного страхования жизни — мощный источник долгосрочных ресурсов наряду с пенсионными деньгами.

Также в списке небанковских финансовых покупок Сбербанка фигурирует ведущая инвестиционная компания «Тройка Диалог», за которую было щедро заплачено $1 млрд. Таким образом, Сбербанк решил восполнить пробел и на инвестиционном рынке.

Сбербанк, пожалуй, единственный банк, перед которым не стоит задача наращивания филиальной сети в стране — этого добра у него с советского времени предостаточно. Перед Сбербанком стоят задачи вселенского масштаба: стать заметным игроком на международных рынках. С этой целью за три последних года Сбербанк сделал три крупных приобретения за рубежом. Самое удачное — турецкий Denizbank, купленный у франко-бельгийской группы Dexia. За 99,85% акций Сбербанк заплатил около $3 млрд. Этим летом уже Denizbank приобрел у Citigroup его розничное подразделение в Турции: активы на сумму более 1,2 млрд турецких лир (более $650 млн), депозиты в размере 1,5 млрд лир ($800 млн), а также 22 отделения по обслуживанию частных клиентов. Сумма сделки не раскрывается.

Годом раньше Сбербанк приобрел швейцарский SLB Commercial Bank и австрийский Volksban International (VBI). Однако с последней покупкой Сбербанк немного прогадал. После закрытия сделки у банка был обнаружен ряд финансовых проблем, которые потребовали от покупателя дополнительных инвестиций в сумме €1 млрд, хотя сам банк приобретался за €500 млн.

ВТБ, в отличие от Сбербанка, сконцентрировался на поглощении крупных отечественных банков. Так, в 2011 году он приобрел Транскредитбанк (ТКБ) — опорный банк РЖД. Благодаря этой покупке ВТБ получил нового крупного клиента и сразу 100 новых городов присутствия. Сделка проходила в три этапа, в результате чего цена выросла с 51 до 64,4 млрд руб. Банк был оценен в 2,2 капитала (подробнее см. интервью).

Еще одним крупным приобретением ВТБ стал Банк Москвы, на покупку 95,5% акций которого было потрачено в общей сложности 251 млрд руб. Назвать эту сделку рыночной довольно сложно, банк приобретался не только у правительства Москвы, но и у лиц, приближенных к экс-мэру Москвы Юрию Лужкову. Покупку сопровождал долгий акционерный скандал. После получения контроля над банком новые собственники обнаружили дыру в балансе, закрывать которую ВТБ уже помогало государство. На санацию Банка Москвы потребовалось 295 млрд руб.

В этом году ВТБ рассматривал возможность приобретения банка «Петрокоммерц», опорного банка компании ЛУКОЙЛ. Из-за проблем с активами тот был оценен всего в 0,2-0,4 капитала. Однако сделка так и не была совершена.

Выход в регионы

Среди частных компаний один из самых энергичных скупщиков банков на рынке — финансовая корпорация «Открытие». Ее акционеры мечтали построить самый крупный универсальный частный банк в стране с активами более 1 трлн руб. за счет присоединения к своему одноименному банку других игроков. Сам банк был образован путем объединения под одним брендом инвестиционного и коммерческого банка корпорации. Затем компанию им составил банк «Петровский». Предполагалось, что к «Открытию» будут также присоединены Номос-банк и Ханты-Мансийский банк (ХМБ). Однако в этом году планы изменились — от объединения отказались. Но не от поглощения. Две недели назад сделка по приобретению «Открытием» контрольного пакета Номос-банка была закрыта. В свою очередь, у Номос-банка есть 51,3% акций ХМБ, которые обошлись ему годом раньше в $285 млн.

Из более или менее заметных сделок также можно упомянуть покупку Глобэксбанком НТБ (Тольятти) — регионального банка среднего размера, активно сотрудничающего с АвтоВАЗом. За 83,4% акций Глобэксбанк заплатил $184 млн.

Однако в целом на внутреннем российском рынке крупных сделок между частными компаниями практически нет. Крупные покупки — удел госбанков. Частные банки сегодня в основном скупают небольших региональных игроков, остро нуждающихся в ликвидности и капитале. Тем более что стоят они после кризиса недорого: как правило, цена колеблется от 1 до 1,5 капитала, а зачастую бывает и меньше.

Один из самых заметных примеров расширения бизнеса за счет поглощения других игроков — действия банка «Восточный экспресс», совладельцем которого является Игорь Ким. В 2009 году к банку были присоединены Эталонбанк и банк «Движение», в 2010-м — Камабанк и Ростпромстройбанк. В том же 2010 году «Восточный экспресс» приобрел два банка у иностранцев. У Morgan Stanley — Городской ипотечный банк, ориентировочно за $64 млн,- втрое дешевле, чем за него заплатил три года назад сам Morgan Stanley (по оценкам экспертов, около $200 млн). А у испанского Banco Santander S. A.- Сантандер Консьюмер банк. Тем самым банк попытался увеличить долю на рынке автокредитования и ипотеки.

Прочь из России

Мировой финансовый кризис заставляет пересмотреть стратегию развития и иностранные банки. «Иностранные банки, работающие в России, находятся в непростой ситуации: их расходы зачастую превышают расходы российских конкурентов ввиду того, что ранее иностранные банки внедряли процессы, предназначенные для гораздо более масштабного бизнеса, но не смогли достичь необходимой экономии за счет расширения деятельности. Кроме того, иностранным банкам приходится следовать высоким стандартам в области корпоративного управления, чтобы соответствовать уровню своих основных рынков, и бороться со страновыми рисками, влияющими на внутренние ставки фондирования»,- отмечается в исследовании KPMG. В условиях экономической неопределенности и имея перспективу в виде требований по увеличению капитала («Базель-III»), головные офисы иностранных банков сейчас не проявляют большой заинтересованности в развитии бизнеса в России. Ряд иностранных банков предпочли покинуть российский рынок.

Причем иностранцев не смущает то, что банки приходится продавать себе в убыток. К примеру, в 2011 году британская группа Barclays продала Барклайс-банк (бывший Экспобанк) группе акционеров во главе с Игорем Кимом. По оценкам экспертов, банк был оценен ориентировочно в 1,5-1,6 капитала. При том что в 2008-м Barclays заплатила за Экспобанк, замыкавший в то время первую сотню российских банков, аж $745 млн, то есть выложила сумму с коэффициентом 4 к капиталу. Сделка стала самой дорогостоящей среди всех случаев приобретений иностранцами российских банковских активов. По мнению экспертов, британская группа, как, впрочем, и многие другие иностранные инвесторы, слишком оптимистично оценила не только покупаемый банк, но и перспективы всего российского рынка. Теперь же акционеры поняли, что инвестиции не приносят прибыли и не оправдаются еще долго.

Не повезло и бельгийской группе KBC. В 2007 году она приобрела Абсолют-банк с коэффициентом 3,8 к капиталу. Продать же его негосударственному пенсионному фонду «Благосостояние» удалось уже совершенно по другой цене, тоже почти втрое дешевле — за $398 млн. Сделка была закрыта в нынешнем году.

Впрочем, лучше хоть что-то, чем совсем ничего. Swedbank, например, несколько месяцев вел переговоры с иностранными инвесторами о продаже и в результате, ни с кем не договорившись, просто свернул бизнес в России. И это при том, что иностранные активы характеризуются весьма высоким качеством в отличие от многих отечественных банков. В 2011 году решил закрыть российскую «дочку» и старейший голландский Rabobank, сохранив в России только свое представительство.

В прошлом году российский рынок покинули шведский Svenska Handelsbanken и немецкие Commerzbank Auslandsbanken и Portigon (бывший WestLB). По оценкам KPMG, «тенденция ухода иностранных банков с российского рынка скорее всего продолжится по причине того, что многие европейские банки продолжают заниматься реструктуризацией и рассматривают возможности продажи своих инвестиций на развивающихся рынках, с тем чтобы сосредоточиться на своих основных внутренних рынках и приступить к решению вопросов, связанных с грядущим вступлением в силу требований «Базеля-III»».

Елена КОВАЛЕВА

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy