Банковское обозрение: Банки сокращают бюджеты на IT

0

Под давлением экономической ситуации банки вынуждены сокращать затраты на IT. Какие статьи затрат внутри IT-бюджета урезать и как банку выжить в условиях, когда запросы клиентов растут, а денег на технологическое совершенствование мало — эти вопросы в декабре активно обсуждались банковским сообществом.

Год за годом банки активно убеждают всех, что роль IT в их деятельности очень велика, есть даже такие, кто вообще говорит, мол, мы не банк, мы — IT-компания. Но когда приходит кризис, наступает момент истины, и мы видим, что на самом деле необходимо для банка, а от чего он готов избавиться. Оказывается, далеко не все проекты IT нужны банковскому бизнесу. Так было в 2009 году, так, похоже, будет и в 2015-м, хотя, казалось бы, еще вчера все говорили, что роль цифровой составляющей банковского бизнеса с каждым годом возрастает, и чтобы оставаться на месте, нужно бежать вперед, то есть активно развивать IT. По факту же бюджеты на развитие IT большинства коммерческих банков еще до знакового обвала рубля в «черный понедельник» не предусматривались. На вопрос корреспондента «Б.О», «Сохранится ли у какого-нибудь банка бюджет на развитие IT?», заданный на форуме «Информационные технологии в финансовом секторе», проведенном компанией AHConferences 2 декабря, из полусотни собравшихся в зале руку не поднял ни один.

Своим чередом проекты идут только в государственных банках — представители их IT-департаментов заявляют, что не видят особенных изменений. «Нет ощущения, что стратегия развития Сбербанка до 2018 года сильно поменялась», — заявила на уже упомянутом форуме начальник отдела ДПУ «Сбербанк Технологии» Арина Загарских. По ее словам, в Сбербанке продолжается проект по персонализации продаж, который затрагивает 14–15 систем, и должен не только улучшить качество сервиса, но и сократить затраты. Ведутся и другие крупные проекты, большое внимание уделяется процессной составляющей. Проблем с «железом» в Сбербанке тоже не ожидают — необходимые мощности были накоплены еще в докризисный период. Работу в кризис Арина Загарских не считает негативным сценарием — это просто переход к другой продуктовой составляющий, а вот действительно плохо было бы, по ее мнению, вернуться к «заплаточной» автоматизации, когда «совершается много движений с маленьким выхлопом».

Похожая ситуация сложилась и в ВТБ24 — представитель этого банка сообщил, что на уровне IT кризис еще не сказался, к тому же поглощение Транскредитбанка высвободило довольно много аппаратных ресурсов за счет централизации, которые избавляют от необходимости новых затрат на «железо».

Одновременно и в Сбербанке, и в ВТБ 24 активно ведутся превентивные проекты прекращения зависимости от системы переводов SWIFT, то есть перехода на иные формы финансовых сообщений.

Михаил Щапов, директор проектного офиса Банка Москвы, заявил на конференции-консилиуме «ИТ-бюджет банка 2015. Сокращать нельзя развивать», проведенной порталом «Ребанкинг» 11 декабря, что в части развития политика банка не поменялась. По его словам, развитие может строиться и на пять — десять лет, важно просто правильно структурировать проекты.

Есть запланированные на следующий год проекты и в Лето Банке. Сергей Чиков, руководитель службы IT этого банка, рассказал, что банк все еще рассматривается как растущий проект. На 2015 год в Лето Банке запланированы внедрение системы ДБО, виртуализация рабочих мест, а также внедрение флеш-накопителей в системы хранения данных, что должно ускорить работу банковского ПО.

Среди частных банков заявлений о новых проектах пока не слышно. Зато они с готовностью обсуждают способы сокращения бюджета. «Катастрофической ошибкой для IT-директора будет ждать сокращения бюджета от руководства», — заявил на форуме AHConferences директор департамента развития ИТ банка «Хоум Кредит» Кирилл Кибалко, видимо, имея в виду, что такая позиция будет воспринята руководством как нежелание IT-директора думать о бизнесе банка. К тому же, если сокращать IT-бюджет будет само руководство — оно, не обладая полной картиной, может неверно расставить приоритеты и избавить от самых нужных людей и систем. Так или иначе посыл сообщения в том, что IT-директор должен первым предлагать такие инициативы.

Кадровый гамбит

Фонд оплаты труда (ФОТ) — самая большая статья затрат в IT-бюджете. Во многих банках затраты на персонал достигают 70–80% от всего бюджета на IT. Однако при всей очевидности этого хода — сокращения затрат на IT-персонал — выясняется, что именно этого банки сделать не могут, потому что даже в нынешних условиях кадровый голод в среде IT-разработчиков ниже не стал. Напротив, банки боятся потерять своих сотрудников на фоне новости, которую огласила в интервью CNews генеральный директор «Сбертеха» Алиса Мельникова, — «зеленый гигант» собирается нанять еще тысячу IT-сотрудников в дополнение к 3 тыс. уже имеющихся. По ее словам, набор будет происходить за счет выпускников вузов, однако Эллиот Гойхман, IT-директор МДМ Банка, выступая на конференции «Ребанкинга», усомнился в этом — по его мнению, студенты смогут покрыть максимум 10% этих потребностей

Впрочем, Александр Погудин, член совета директоров компании ЦФТ, говорит, что «Сбертех» не самая большая угроза — скоро на наш рынок труда придут крупные глобальные корпорации, и «все, кого можно усадить за компьютер и заставить набирать код», будут работать на них удаленно.

Довершила мрачную картину Алена Владимирская, основатель хедхантингового агентства PRUFFI, которая заявила, что программисты уже не рассматривают банк как интересного работодателя. Чтобы найти сотрудников, она посоветовала банкам поискать в регионах. Впрочем, банки и так это уже давно делают и даже создают вынесенные центры компетенций в других городах, так что этот кадровый резерв тоже видится уже порядком исчерпанным. IT-директор банка с головным офисом в Москве рассказал в кулуарах, что последнего своего программиста нанял во Владивостоке.

В то же время если программистам, судя по всему, банки даже зарплату сокращать побоятся, то самих IT-менеджеров может ждать даже сокращение, поскольку, учитывая сокращение развития, оптимизировать персонал банки предпочитают, как показывает практика, именно таким образом. Алена Владимирская говорит, что особенно рынок свободных банковских менеджеров наводнится в феврале-марте. При этом, поскольку почти все банки закрыли набор сотрудников такого уровня, вероятнее всего, работу придется искать в других отраслях.

Алена Владимирская советует обратить внимание на порталы, а также «большое количество пригосударственных IT-ресурсов». Алена Владимирская также обратила внимание, что тем, кто решит переждать кризис, повышая квалификацию с помощью образования за рубежом, не стоит получать MBA в престижных американских вузах — такое образование сейчас не ценится высоко, а за те пару лет, которые уйдут на обучение, человек потеряет актуальные знания о рынке. Гораздо больше, по словам руководителя кадрового агентства, сейчас ценятся краткосрочные сингапурские, индийские и китайские школы.

Lean’яем в аутсорсинг

Важную роль в сокращении затрат играют организационные меры. Прежде всего, они лежат в области взаимодействия IT-департамента и руководства банка. Алексей Погудин (ЦФТ) отметил, что в кризис решения стали приниматься быстрее — вместо заседания правления многие вопросы решаются буквально в групповом чате мобильного мессенджера. Также представители банков говорят о том, что в условиях, когда все должно быть измеримо, как никогда нужна прозрачная система SLA с бизнесом. Руководству нужно точно понимать, во что оно вкладывает деньги. Иногда, возможно, уровень доступности какой-то из систем можно понизить, что приведет к снижению затрат. Леонид Белышков, IT-директор Энергобанка, с другой стороны, заметил, что и IT-департаменту нужно хорошо фильтровать пожелания бизнеса, выбирая для реализации только действительно самое необходимое.

Надежда Авданина, директор центра инноваций и технологий электронного бизнеса Альфа-Банка, рассказала о внедрении «бережливого» производства (lean). В Альфа-Банке разработка построена на основе гибких команд, в которых разработчики работают вместе с продуктологами. При внедрении методологии lean в банке визуализировали потоки задач, стали измерять время прохождения этапа. В результате длительность решения задач сократилась в полтора — три раза, а количество задач увеличилось в 1,7 раза. При этом измерение эффективности помогло банку избавиться от нецелевых затрат — сотрудники, которых сократили, были к этому готовы, потому что видели свою неэффективность.

Большие обсуждения вызывает и целесообразность применения IT-аутсорсинга. Владимир Черкашин, начальник управления информационных технологий Экспобанка, рассказал, что в результате перевода на аутсорсинг АБС, ДБО и процессинга в компанию ЦФТ затраты на IT за три года сократились в 10 раз, а затраты на IT-персонал — в пять раз. Владимир Бескровный, директор департамента IT банка «МФК», также рассказал о переводе IT-систем банка на аутсорсинг ЦФТ. По его словам, это избавило банк от капитальных затрат сразу на несколько годовых бюджетов и позволило экономить на IT 20–30% в год. Поддержал коллег и Ярослав Медокс, IT-директор Мираф-Банка. По его словам, переходя на аутсорсинг ЦФТ, банк рассчитывал стоимость владения в перспективе пяти лет и получил выгоду. Активно пользуется аутсорсингом и Лето Банк. Сергей Чиков рассказал, что сейчас в службе IT банка работает 48 сотрудников, из которых 17 — в поддержке. К примеру, банк использует облачный Microsoft Office 365, при этом цена на услугу зафиксирована в рублях, чтобы нивелировать риски.

В то же время Эллиот Гойхман (МДМ Банк) заявил, что аутсорсинг работает только для новых банков, в которых мало претензионной работы. Для банков, накопивших большой набор унаследованных систем, по его мнению, аутсорсинг неэффективен, поскольку количество обращений к аутсорсеру сделает услуги слишком дорогими — дешевле нанять собственного сотрудника в регионе.

Еще одной организационной мерой сокращения бюджета на IT собравшиеся на конференции «Ребанкинга» назвали переговоры с поставщиками услуг. Звучали призывы «надеть бронижилет» и «отжать у поставщика услуг все, что можно». Михаил Щапов (Банк Москвы) рассказал, что полезно рассчитать стоимость перехода на платформу с открытым кодом. Или найти стороннюю компанию, которая готова разобраться в коде вендора и взять его продукт на поддержку. Провести открытый конкурс, затем пойти с этими расчетами к вендору — как правило, если тот видит, что банк может действительно перейти на другую платформу, то идет на существенные уступки, потому что лучше продать хоть что-то, чем ничего не продать.

То же правило касается и поставщиков услуг связи. Александр Погудин (ЦФТ) отметил, что особенно тяжело работать в регионах с монополистами, так что иногда приходится искать и альтернативные технологии. И, конечно, традиционно хорошее сокращение затрат на услуги связи дает переход на IP-технологии передачи голоса там, где все еще используется обычная телефония.

При этом Леонид Белышков (Росэнергобанк) заметил, что давить на поставщика услуг все-таки нужно так, чтобы тот, в свою очередь, не разорился в кризис, потому что потеря партнера и поиск нового могут стоить банку гораздо больших денег.

Инфраструктурный коллапс

Вполне очевидной и действенной мерой в данной ситуации видится сокращение затрат на инфраструктуру — аппаратное и программное обеспечение. Даже путь к сокращению IT-персонала, как говорит Александр Погудин (ЦФТ), лежит через анализ IT-инфраструктуры и принудительное ее упорядочивание. Во многих банках исторически сложился свой «зоопарк» систем, и кризис — самое время задуматься о его оптимизации, поскольку высвобождаются ресурсы, ранее занимавшиеся развитием. Если рассмотреть системы внимательно, как правило, можно найти дублирующиеся функции и понять, как, дообработав и централизовав системы, избавиться не только от лишних лицензий, но и от затрат на сопровождение этих систем.

О сокращении затрат на лицензии ПО путем переговоров с поставщиком уже говорилось выше, но есть у банков и более радикальные предложения. Учитывая, что вопрос оптимизации инфраструктуры в нынешней ситуации существенно перекликается с вопросом импортозамещения, а упавший курс рубля делает нерентабельными закупки за рубежом, банки стали рассматривать другие варианты: переход на свободно распространяемое программное обеспечение (СПО) с открытым кодом, отказ от сопровождения вендором и даже переход на самостоятельную разработку. В частности, представитель Альфа-Банка на конференции AHConferences высказал мнение, что уровень кастомизации (доработки под собственный бизнес) в крупных банках достиг такого уровня, что сопровождение продукта вендором становится слишком дорогим и нецелесообразным — дешевле возложить эти функции на собственную команду, отказавшись от услуг разработчика ПО. В этом же ключе высказалась Арина Загарских (Сбертех). «Когда нам нравится вендор, мы его иногда покупаем», — сказала она. При этом Сбербанк старается сохранить всех его существующих заказчиков, потому что сохранить прибыльность бизнеса — в его интересах.

Пример крайней оптимизации разработки представляет собой Интерактивный банк — в нем почти все ПО, включая АБС и систему ДБО, написано руками самого IT-директора и еще пары разработчиков. Андрей Бухтияров, заместитель председателя правления банка, говорит, что плата за лицензии ПО в банке составляет ноль рублей. Весь бюджет на IT — 4 млн рублей в год, из которых половина уходит на оплату услуги по защите от DDOS-атак. Пожалуй, наиболее сильна зависимость банков от СУБД, поскольку, в частности, АБС работают, как правило, на платформе управления базами данных вполне определенных мировых лидеров. Однако и эту преграду можно обойти — в частности, компания ЦФТ, по словам Александра Погудина, уже через два-три месяца может реализовать поддержку в АБС СУБД с открытым кодом. Производительность при этом, по его словам, снизится приблизительно в полтора раза. Вспоминая проект по переходу на флеш-накопители в Лето Банке, можно увидеть путь к сохранению требуемой производительности.

Несколько сложнее решить вопрос с заменой оборудования и сокращением затрат на него. В качестве возможного пути банковские IT-руководители называют переход с дорогостоящих hi-end-серверов на оборудование на базе процессоров Intel — по производительности они уже представляют собой вполне достойную альтернативу для решения многих задач. Кроме того, Владимир Бескровный (МФК) призвал не бояться использовать восстановленное (refurbished) оборудование, которое можно купить на Ebay. Однако при этом надо понимать, сколько придется заплатить таможне, предупреждает он. Впрочем, стоит обратить внимание и на внутренний рынок б/у оборудования. Во-первых, многие банки покупали с расчетом на рост, а эти ожидания не оправдались, а во-вторых, Центробанк активно отнимает у банков лицензии, и высвободившееся оборудование вполне может быть интересным.

«Депреснячок неконструктивен»

«Кризис — время возможностей» — этот тезис звучит сейчас везде и всюду. Александр Погудин (ЦФТ) призвал банки открыто говорить о возможностях, поскольку «депреснячок неконстурктивен». «Кризис оздаравливает тех, кто должен жить. Другие умрут. Кризис — это момент истины», — заявил на конференции «Ребанкинга» Алексей Евтушенко, директор по информационным технологиям банка «Хоум Кредит». «Богатства сколачиваются в хорошие времена, империи строятся во времена кризиса», — напомнил цитату Ричарда Бренсона Эллиот Гойхман (МДМ Банк).

Понятна идея, что банки, сумевшие выйти из кризисного периода с востребованными сервисами, могут существенно нарастить долю рынка. Однако, как именно это сделать, представители банков либо пока не знают, либо не спешат делиться. На вопрос корреспондента «Б.О», какие инициативы IT могли бы помочь бизнесу, аудитория конференции «Ребанкинга», по сути, ответила рассказами о мерах по оптимизации самого IT-департамента. Из действительно приносящих, а не экономящих деньги идей можно выделить разве что увеличение комиссионного дохода путем развития транзакционного бизнеса через мобильные приложения.

Игорь КОСТЫЛЕВ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy