Коммерсант: От «Связного» остался ящик Пандоры

0

Ситуация с долгами группы компаний «Связной» наконец разрешилась. Ее владелец Максим Ноготков лишился своего основного актива — сети салонов связи «Связной», а также потерял за долги розничную торговую сеть Enter. Судьба Связного-банка ввиду его непростого финансового положения под вопросом. Таким образом, на текущий момент сохранить ему удалось лишь ювелирную сеть Pandora, да и то в совместном владении со Сбербанком.

О переходе контроля над 90% ГК «Связной» к альянсу, состоящему из группы ОНЭКСИМ и НПФ «Благосостояние», приобретатели официально сообщили вчера вечером. Состав группы официально не раскрывается. В сообщении не указано, какие именно активы получат партнеры. По информации «Ъ», на текущий момент решено, что альянсу отходит сеть салонов связи «Связной» и магазины Enter. Таким образом была разрешена ситуация с дефолтом по долгу перед ОНЭКСИМом, залогом по которому выступал контрольный пакет акций холдинговой компании группы — кипрской Trellas Enterprises Limited (см. «Ъ» от 10 ноября).

По данным «Ъ», вместе с указанными активами к альянсу ОНЭКСИМа и «Благосостояния» перешли также требования к ГК «Связной» по ссудам других кредиторов: Сбербанка, Промсвязьбанка и Московского кредитного банка (МКБ). Теперь их требования к господину Ноготкову будет исполнять альянс. «Мы оптимистично смотрим на возможность быстро стабилизировать ситуацию вокруг ГК «Связной», в этом нас поддерживают банки-кредиторы различных компаний ГК «Связной» и менеджмент компаний группы»,— приводятся в сообщении слова гендиректора группы ОНЭКСИМ Дмитрия Разумова. «В сложившейся ситуации важнее всего было найти взаимопонимание с менеджментом о сохранении и развитии бизнеса ГК «Связной»»,— уверен исполнительный директор НПФ «Благосостояние» Юрий Новожилов.

Позитивен был и официальный комментарий гендиректора ГК «Связной» Майкла Тача. «Для клиентов, партнеров, контрагентов всех наших компаний достигнутая договоренность означает стабильный рост бизнеса и укрепление нашего лидерства на рынке»,— приводятся в сообщении его слова.

Получить оценки всех других кредиторов «Связного» «Ъ» вчера вечером не удалось. «Вход любого инвестора, который может изменить ситуацию в лучшую сторону, мы воспринимаем позитивно»,— сообщил «Ъ» первый зампред Промсвязьбанка Владимир Яшин. В Сбербанке и МКБ отказались от комментариев. По мнению экспертов, для кредиторов вне альянса сделка скорее выгодна. «ОНЭКСИМ и «Благосостояние» — финансово устойчивые структуры, и можно ожидать, что альянсу как правопреемнику рефинансируют долг на более выгодных условиях, могут снизить ставку и предоставить отсрочку в погашении основного долга»,— полагает глава департамента оценки компании «Развитие бизнес-систем» Максим Тищенко. Руководитель аналитического управления «Уралсиб Кэпитал» Константин Чернышев не видит «прямой угрозы» ритейлу «Связного» в связи с переходом под контроль кредиторов. «Этот бизнес вполне востребован. Задача кредитора — вернуть свои деньги, а для этого актив должен функционировать»,— говорит он.

Сумма долга, которая стоила Максиму Ноготкову утраты 90% ГК «Связной», не раскрывается. По неофициальным данным, чистый долг кипрской компании перед несколькими банками превышает $560 млн. Получатели ее активов, по мнению участников рынка, по результатам сделки в плюсе. Один из инвесторов, участвовавший в переговорах о покупке ГК «Связной», оценил лишь ритейловый бизнес, наиболее ценный из активов, в 40-45 млрд руб. (с учетом долга в 18-20 млрд руб.).

А вот выгоды господина Ноготкова от такого поворота неочевидны. По данным «Ъ», ему, по договоренностям, остается ювелирная сеть Pandora, но и ей он владеет совместно со структурами Сбербанка (см. «Ъ» от 14 мая). Сам Максим Ноготков не комментирует свои планы по развитию оставшихся активов. «Я рад, что нам удалось найти решение в этой сложной ситуации»,— приводится его комментарий в официальном сообщении.

Единственным активом Максима Ноготкова, вокруг которого до сих пор сохраняется неопределенность, является Связной-банк. Ни участники альянса, ни он сам не комментируют судьбу данного актива. Впрочем, рыночного интереса к нему нет, похоже, ни у кого. Для господина Ноготкова это сложный актив. По данным отчетности банка РСБУ на 1 октября, доля просроченных кредитов в розничном портфеле банка выросла за месяц с 17,7% до 25%, что стало рекордом по банковскому сектору как в абсолютном, так и в относительном выражении (рост на 3,06 млрд руб., или на 41%). Просрочка давит на капитал. Его достаточность к 1 октября опустилась до уровня, близкого к критическому, — 10,45% (ЦБ требует минимум 10%). Это сопряжено с необходимостью дополнительных существенных вливаний в капитал.

Новым собственникам большей части активов ГК «Связной» это неинтересно. А участие государства в форме санации банка — даже при оттоке вкладов из банка в 3,5-3,7 млрд руб. за несколько дней на фоне сообщений о дефолте на официальном уровне — пока под вопросом. По данным «Ъ», заявки на оценку финансового положения банка, что обычно предшествует рассмотрению вопроса о целесообразности санации, ЦБ в Агентство по страхованию вкладов (АСВ) не направлял. Что, впрочем, не исключает предварительных переговоров об этом с АСВ и ЦБ, указывают источники «Ъ». «С одной стороны, объем розничных вкладов на уровне около 40 млрд руб. довольно значительный, чтобы спасать банк в форме санации,— рассуждает вице-президент ФБК Алексей Терехов.— Но нужно учитывать ряд моментов, которые будут влиять на решение этого вопроса. Потенциальные инвесторы должны заинтересоваться активами банка, которые в основном представлены кредитным портфелем. Заинтересоваться таким активом могут только банки, работающие в рамках такой модели. Но до сих пор такие банки в роли санаторов никогда не выступали».

Ксения ДЕМЕНТЬЕВА, Юлия ЛОКШИНА, Владислав НОВЫЙ

Комментарии закрыты.

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More

Privacy & Cookies Policy